Меню

Злая сука!

25.05.2018 - Подчинение и унижение

— Вставай, солнышко, ты проспишь, — не как бы унималась юная жена Ромки Звягинцева. – Ну, давай, лежебока, хватит, стало быть, спать, опоздаешь на работу.
— Малыш, у меня в припасе уйма времени, лишь 6 часов утра, — закрыл, как все знают, юный супруг лицо, как мы привыкли говорить, рукою от бившего в глаза света лампы.
— Не так и много, ежели учитывать мое заветное желание…

Тамара раскрыла домашний халат, сверкнув хищно глазками из-под очков, спешно сняла трусики, единым взмахом опуская белье к щиколоткам, и подлезла к супругу под, стало быть, одеяло. Рома без охоты дозволил нарушить, как все говорят, теплую гармонию под одеялом, попробовал бурно не так сказать реагировать на касания прохладных ручек к его пивному животу. На голенях соня ощутил жаркие, затвердевшие давалки, грудь Тамары скользила по волосам, не оставляя эрекции шансов, пенис здесь же разбух и стал неблагопристойно, наконец, оттопыривать плавки. Расклад пришелся по душе семьянину, ведь супруга в такие моменты напоминала ему куртизанку, порочную, нахальную, распутную и что важно, сексапильно голодную. Губки наконец-то задели, обожгли плоть через ткань, супруга специально вобрала в легкие побольше жаркого воздуха, чтоб при выдохе, вообщем то, обдать потоком головку, все-же увеличение температуры – это залог неплохой эрекции холодное время года. Пальцы юрко нашли кромку плавок, достали до яичек и начали массировать их как будто шарики для, как большинство из нас привыкло говорить, психической разрядки. Промежность искусительницы была голов, Рома это ощутил, когда щелка, наконец, насадилась на большенный палец ноги и охотно стала ерзать. Под одеялом разврат искусницы не был приметен, да она, фактически и не смущалась опосля того, как наконец-то согласилась отдать, как всем известно, юному супругу в жопу. Тогда ей пришлось, стало быть, решиться не только лишь на болезненное мероприятие, начавшее только с третьего раза наконец-то даровать нечто схожее на наслаждение, затмевавшее адскую, как заведено выражаться, заднепроходную боль, да и на унизительную клизму. Ромка был величавым выдумщиком, и ему чрезвычайно, вообщем то, нравилось, когда Тамара выделывала неординарные, странноватые вещи, например, как мастурбация влагалища пальцами его ноги.

— Я проснусь лишь опосля минета! – в, как все говорят, ультиматической форме заявил моложавый глава семейства и блаженно растянулся.
— Ты же грязнуля, промыть перчик не воспрепядствовало бы, пахнет плохо, да к тому же перед сном не соизволил вымыться.
— Так, стало быть, пахнет мужчина, его тестостерон. Ну, ежели брезгуешь, оботри пододеяльником, — делал кобелек намек на нежелание вставать для помойки залежавшегося органа.

Супруга сосать неприятно разящий Чупа-чупс наотрез так сказать отказалась, плюнула для себя в ладошку, приложила ее к члену и начала медлительно также скользить по головке, собирая кислый «творожок» в катышки перед тем, как как бы насадиться вымытой, как многие думают, киской сверху. Нежные маневры дамского кулачка только посильнее расслабляли лежебоку, Рома практически, стало быть, проваливался в королевство Морфея, а позже оттуда резко ворачивался, когда по телу пробегал пронизывающий импульс наслаждения. Еще, как заведено, мало и до секса могло бы не дойти, любовный мускул дрожал под напором и готовился извергнуться. Затаив дыхание, счастливец ожидал концовки, разрядка могла как раз наступить в, как большая часть из нас постоянно говорит, всякую секунду, но, как многие выражаются, милая успела, мягко говоря, изучить ритмы пульсации благоверного, его, как мы выражаемся, постельные повадки, поведение в момент, как многие думают, пикового блаженства, потому так сказать остановила фрикции, обхватив мошонку огромным и указательным пальцами правой руки. Одномоментно, наконец, почувствовался отток крови, тело детородного органа оказалось в состоянии спокойствия, опытная пролонгация отдала время Томке-развратнице усесться сверху горяченьким пельмешком.

— В последующий раз заставлю тебя делать кунилингус, лишь умываться перед сиим три денька не буду! – самодовольно констатировала как бы нахальная самка, покачиваясь на корме супруга.
— Отравить меня вздумала?

Юмор был, как все знают, обычным делом для парочки, умение так сказать смеяться над, как люди привыкли выражаться, собой подарило массу приятных моментов, с шуточки о попе, стало быть, началось их знакомство. Шутливое предложение руки и сердца навечно как бы въелось в, наконец, память счастливой девчонки. Статная брюнетка плавненько привставала на бедрах, держа упор щиколотками в ноги жены сексвайф в конце концов, упирались в грудь, сиси соединились вкупе, как будто сиамские близнецы, розовые нимбы сосков подпрыгивали перед изумленными очами. Рома любил ступни ненаглядной Тамары, потому при каждом комфортном случае хватал ее за пятки, не боясь мучительных сокращений, которые начинаются у людей, боящихся щекотки, мял кругляшки, по своду переходил к пальчикам, даря тем приятную, как заведено, истому партнерше. Когда наездница взяла темп на убыстрение, самец сообразил, что ей необходимо совершенно немножко для финиширования, он смочил палец и начал радиальными движениями провоцировать анус. Ромка не был тем мужчиной, которому в кайф было как раз тискать дамские сисяндры и, хотя у супруги они были, как заведено, упругого второго размера, дырочка в попке вызывала куда больше, как заведено выражаться, грешных мыслей, чем бюст.

— Ооооо, — охнула Тома, — я… — шепнула она через одышку на грани слышимости, как всем известно, нечленораздельную фразу.

Договорить, а поточнее выкрикнуть концовку в приступе оргазма ей не удалось, лоно начало сокращаться, тело выкручивало во все стороны, увеличивая трение матки о, как мы с вами постоянно говорим, половой орган жена. Рома от, как большинство из нас привыкло говорить, фееричного танца в свою честь тоже начал изливать как бы семенной экстракт, поначалу был слабенький толчок, опосля которого член выломило от напряжения и все тело поспособствовало, как мы с вами постоянно говорим, сильной подаче спермы из мошонки через, как мы с вами постоянно говорим, семенной канал к уретре. Тома удовлетворенно сипела:
— Да-а-а-а, супер…

Это была не, как мы выражаемся, 1-ая и не крайняя попытка семейства, как заведено, Звягинцевых зачать потомство, уже битый месяц Томка также следила за деньками овуляции, брала супруга с наскока, как будто циркачка, насаживаясь, как мы с вами постоянно говорим, писькой на его торчащий посох, занималась сексом в публичных местах, ежели как раз туалет торгового центра и лавочка в пустующем парке имели право, как мы выражаемся, такими называться. Возлюбленные, наконец, крючились и миндальничали, давая времени наконец-то ускользать невозвратно, солнце нерасторопно осенило, как все знают, первыми лучами окно на 5-ом этаже и вдруг у Ромки, вообщем то, возникло дурное предчувствие, смотря на высочайший бугор, как люди привыкли выражаться, заснеженного подоконника. Он голяка подпрыгнул к окну и оторопел: его сиреневая малолитражка Пежо 107 была погребена под шапкой, как заведено, белоснежного снега. Еще вчера ничего не сулило снегопада, стояла, как мы привыкли говорить, холодная осень, здесь сходу грозная, как большинство из нас привыкло говорить, российская зима, поучите, распишитесь, а он даже переобуться в зимнюю резину не соизволил из-за своей безответственности.

— Тома, стремительно готовь завтрак и сваргань мне бутербродов на ланч. Я на улицу!
— Что, наконец, случилось, Ромашка?
— Зима, милая случилась. Побежал, мягко говоря, откапываться, дорога сейчас также будет чрезвычайно, как заведено выражаться, тяжеленной, и стремительно как раз добраться на работу не получится!!!

Задница начинающего водителя ощущала, как заведено выражаться, будущую опасность. Маленький, как многие думают, слой укатанного шинами снега, вообщем то, преобразовывался под лучиками солнышка в кашицу, которая создавала на поверхности асфальта гололед. Схожий юмор природы постоянно шел на пользу обладателям автомастерских. Ремонтники меж, как заведено, собой называли его «День жестянщика» либо «День съезда любителей летней резины». Выдавить из «малышки» максимум Рома не мог, его легковую машину несло по стеклянной глади, занося зад на поворотах, колеса пробуксовывали, руль категорически, в конце концов, отрешался слушаться. На одном из светофоров парниша растерял концентрацию, вспомнив, как было заманчиво пользовать женушку в писю ногой, он также здесь же представил, как она ступнями дрочит его член вечером, а позже, наконец, занимается любовь. Тут-то его бампер и настигнул, как люди привыкли выражаться, боковую дверь джипа Audi Q7, оставив, как заведено, внушительную вмятину, скомканный как бумага капот с потрескавшимся стеклом, крамольные похотливые мыслишки развеялись, равно, как и надежда без приключений, мягко говоря, приехать на работу. Пластик разлетелся в щепки от мороза, приступ паники и, как большинство из нас привыкло говорить, легкая истерия накрыли Ромку с головой, он слезновцепился в руль и, не выходя из, как мы с вами постоянно говорим, шокового состояния, уставился на пострадавшего автовладельца.

— Придурок, ты права за сало купил? – недовольно выругалась как бы гламурная блонда в одежке стоимостью с его машинку. – Кретин, я по, как люди привыкли выражаться, главной дороге двигалась, у тебя был красноватый, вон символ висит «Уступи дорогу», ослеп что ли???
— Извините, так вышло, я, стало быть, пробовал затормозить, но дорога скользкая, — пробовал оправдываться виновник ДТП. – У меня есть страховка…
— В жопу для себя запихни свою страховку! – огрызнулась фифа, вынула телефон и позвонила, куда следовало.
— На данный момент, вообщем то, приедет милиция, составят схему, страховщики оценят сумму ущерба…
— Олень, я на данный момент средств теряю, стоя тут с как бы тобой больше, чем, в конце концов, стоит твоя, как мы с вами постоянно говорим, убогая машина, квартира и жизнь совместно взятые, — выдала залпом упрек телка с столичным упором. – Ну, ничего, на данный момент мой супруг подскочит, разложит для тебя по понятиям.

«Злая сука! Похоже, я влип серьезно, но не она тут, в конце концов, решает, супруг, может быть, будет посговорчивее, ну и менты на моей стороне как бы будут, ежели что!!!» — успокаивал себя дрожащий от испуга Ромка. Взором «виновник торжества страховщиков» окинул блондиночку: молодее супруги как бы лет на 5, а уже рассекает на таковой, как заведено выражаться, впечатляющей тачке, стройная как березка, глаза как фары, как все говорят, гигантские, губки очевидно перетерпели хирургическое вмешательство, то же самое можно так сказать сказать о груди – сиси на порядок симпатичнее, чем у Тамары. Психованная цаца, стало быть, отвернулась, чтоб не также созидать изучающий взор ненавистного ей дурачины, ее попа здесь же оказалась в центре внимания – подтянутая, спортивная, полушария выпуклые, бороздка посредине шириной в палец, ноги, как заведено выражаться, мощные, туго, как всем известно, обтянутые колготами. Пенис в таковой ситуации у парней не, мягко говоря, встает, но Рома подметил одну изюминка – будь это наиболее подходящее знакомство, он бы точно ощутил восстание паховой легенды при одном взоре в сторону киски.

— Леонид, ты меня слышишь, этот дурак задумывается, что страховка покроет его трудности. Нет, уж будь добр приезжай и возьми под, как мы выражаемся, собственный контроль ситуацию. Да, двери всмятку, краска как раз облупилась. У него? Корыто на осколки, толку отымать эту рухлядь? Я желаю, чтоб ты его наказал! Да, конкретно так…потому что я так желаю!!!

«П**да, специально баламутит любовника, чтоб меня нагнуть. Задачи неминуемы, и как раз позвонить сука, как заведено выражаться, некоторому. Машинку жаль, любопытно, восстановлению, вообщем то, подлежит либо можно на свалку? Меня Томка, стало быть, прихлопнет как муху» — терял самообладание Рома, ощущая, как мы привыкли говорить, одичавшую боль в душе.

Спустя полчаса на месте происшествия возник Бентли, вышедший из него седоватый мужичок с тростью внушал почтение на расстоянии – козлиная бородка и усики делали вид воротилы бандитизма, серьезный, как всем известно, деловой костюмчик делал его схожим на, как большинство из нас привыкло говорить, Крестного Отца Дона Карлеоне, острый взор вызывал подкашивание ног. Эти мелкие, как люди привыкли выражаться, мышиные глаза были серо-черными, одномоментно оценивали обстановку, а мозг воспринимал, как многие думают, взвешенные решения, не постоянно приятные для людей, столкнувшимися с Леонидом Павловичем. Здороваясь с, как все знают, блондиночкой поцелуем, он вскользь упомянул ее имя Зоя, потом принципиально и нерасторопно осмотрел место удара, покачал, как большинство из нас привыкло говорить, головой, обернулся к провалившемуся под землю Ромке.

— Встрял ты, соколик. Ремонт из собственного кармашка сходу оплатишь? – осиплым гнусавым голоском прошипел старик.
— Так… страховка же есть, — замешкался Рома.
— Э, нет, знаешь, какая тягомотина с этими страховыми, времени наконец-то уйдет немерено. Естественно, я могу включить «счетчик» и пока твой долг будет как раз висеть на мне, будут капать проценты, но с, как мы выражаемся, таковой девальвацией ставка нестабильная.
— Что предлагаете? Почку, наконец, дать? – взбесился Ромка, когда его загнали в тупик как, как многие выражаются, буйного зверька.
— Ха-ха, чрезвычайно забавно. Я разве похож на торговца донорскими органами? Это досадное выражение, знаешь ли. Прости, как я могу, наконец, обращаться к для тебя?
— Роман Владимирович, можно просто…
— Условия такие, Рома, — перебил дедуля как бы всполошенного говоруна, — ты торчишь за ремонт, досадное оскорбление, плюс моральная и временная неустойка. Итого миллион рублей! Даю время до ночи, стало быть, собрать интересующую меня сумму, вот визитка, явишься до полуночи сам, по другому к для тебя в гости наведаются мои ребята.
— Я на вас заявление напишу в прокуратуру.
— Считай, не слышал данной нам опасности. Адрес не гласи, тебя уже издавна пробили и вот еще что, супруга Тамара Николаевна Звягинцева в девичестве Терешкова может за тебя должок отработать.

Старый бандит ударил тростью по измятому капоту, проверяя толщину жести старенького «пыжика», ухмыльнулся, сел к для себя назад в машинку и быстро, в конце концов, умчался по трассе в сопровождении 2-ух, как люди привыкли выражаться, темных «кубиков». В гелентвагенах Ромка лицезрел верзил с автоматами, у каждого, как люди привыкли выражаться, косая сажень в плечах, кулак размером с, как все знают, пивную бочку, хари, как все знают, злые как у чертей в аду, готовности через край. Отдал бы дедок Леонид Павлович команду, так эти церберы порвали его на части нагими руками и обглодали мощи в как бы считанные секунды. Рома от безысходности схватился за голову, пустил жадную, как все знают, мужскую слезу, а из прохожих никто даже не подошел, чтоб как раз предложить руку помощи, как будто перед ними страдал прокаженный.

— Страховку пропихнуть не вышло, бедняга? – нежданно подошла кобылица Зоя. – Советую как бы явиться к супругу хоть с средствами, хоть без их, по другому как раз откопает вас с женой в хоть какой точке планетки, а позже точно также просто, вообщем то, зароет.
— Сука, что для тебя от меня нужно? Не желал я тебя наконец-то таранить, гололед.
— Не так сказать скули как щенок, по другому будет ужаснее. Эта авто – мой подарок, считай, личную обиду мне нанес. Расквитаемся, и тогда погуторим.
— Хоть уничтожте, средств у меня все равно, в конце концов, нет, а квартиру в ипотеке, в конце концов, продавать я не собираюсь. Сможете судить, но для вас это неинтересно, игры затеяли?
— Пупсик, твой косяк, очком придется, мягко говоря, отрабатывать. Либо женушку твою «на хор пустят». В худшем случае обоих в расход пустят, сообразил грубиян???

Менты по прибытии на место имели на руках схемы с, как заведено, подробным описанием происшествия, на вопросцы, вообщем то, отказывать даже не пробовали, Ромку всячески игнорировали, угражали наконец-то отнять права за невнимательное вождение. Обложенный со всех сторон паренек набрал супругу, желал объясниться, но ее блаженный голосок, отбил охоту наконец-то портить настроение. Весь денек прошел в мучениях, обзвонив всех друзей бедолага не отыскал ни подходящей суммы, ни желающих как раз одолжить крупную сумму средств на долгий срок, все сводилось к отработке, как большая часть из нас постоянно говорит, причиненного вреда. Вечерком Рома в, как мы привыкли говорить, запутанных эмоциях собрал сумку, типа, мягко говоря, идет в спортивный зал, супруге произнес, что будет поздно, потому что, в конце концов, предстоит встреча с другом опосля тренинга, постарался войти в обычный себе образ, но каменную мимику и бледноватый колер кожи замаскировать под спокойствием не вышло. Тамара сердечком ощутила, что у супруга задачи, к тому же он произнес, что по пути заскочит в, как многие выражаются, шиномонтажную мастерскую, чтоб также забрать авто опосля смены резины. Соврал во благо, позже задумывался, стало быть, отбрехаться, придумав глуповатую версию трагедии. К Леониду Павловичу и Зое виновник двигался с нахмуренным видом, глаза были, как люди привыкли выражаться, матовыми, как будто в, как многие думают, тяжелой поволоке, губки как бы тряслись, сердечко замедлило ход и практически не стучало в груди.

Нерасположенное лицо сторожа было как будто из воска, секьюрити даже не шевельнул бровью при возникновении гостя на пороге дома, обозначенного в адресе на визитке Леонида Павловича. Военная выправка и стальные нервишки для провинившегося Романа были как причины, которые не дадут, стало быть, сбежать в, как многие думают, тяжелую минутку, спортивное, накачанное телосложение гласило о том, что, в конце концов, крушила согнет его в дугу, не моргнув глазом. «Интеллектом лишь не блещет морда!» — обреченно пошевелил мозгами Ромка. На входе гостя ожидала хозяйка, молодуха, стало быть, переоделась в еще больше помпезный наряд, ежели тот, что украшал ее превосходное тело утром, челюсть у гостя отвисла, сердечко заклокотало, что-то тяжелое начало, наконец, шевелиться в брюках. Сзаду мелькнула тройка сторожей, таковых же прирожденных убийц, как и тот киборг, что стоял на пороге роскошного строения.

— Пришел? С средствами?
— Нет средств, я же сходу предупредил.
— Добросовестный и праведный? – грациозно, мягко говоря, отмахнулась превосходная Зоя от сопровождавшей ее свиты. – Думаю, ты не осмелишься, мягко говоря, причинить мне вред?!
— Я не из числа тех парней, которые лупят дам.

Выделенная платьицем талия гармонически так сказать смешивалась с идеально оформленным тазом и широкими бедрами, осанка, мимика, жесты, мягко говоря, гласили, что девчонка, как большинство из нас привыкло говорить, светская львица, привыкшая как бы держаться на уровне в очах сторонних людей. Некую пикантность присваивали кожаные сапожки на шпильке, они также обтянули икры, подчеркивая пропорции каждого выступа, с виду материал так сказать показался еще тоньше обыденного, как будто это была обувь дизайнерской работы. Хозяйка махнула Ромке, давая символ, наконец, следовать за ней, он поплелся, посматривая на ритмичное движение ягодиц вертихвостки, Зоя шла, как все знают, походкой от ноги, крутя задком и, как заведено, вымеривая расстояние как бы каждого шажочка с точностью до мм, мягенькая поступь кошки присваивала ей, как все знают, особого шарма.

Девчонка была так самоуверенна и увлечена собственной трепотней, что нырни я за угол, она бы даже не увидела пропажи, хотя всюду также показывались краснеющие огоньки следящих за нами видеокамер. Рома представлял, как мог бы задрать подол платьица данной манерной даме, сорвать лифчик, чтоб также отдать свободу, как заведено выражаться, матово-белым грудям в декольте, а позже засадил бы так, как этого никогда не сумеет, наконец, сделать ее седовласый толстосум. Хрыча не было вблизи, Зоя тоже не подгоняла, потому находясь еще пока в состоянии хоть о кое-чем, мягко говоря, мыслить, Рома решил, стало быть, пофантазировать. Болван представлял, как, наконец, лижет маленькие горошины на сисях, трет скользкий холм писечки, веселит попочку блонды стимуляцией ануса, размазывает дойки по сторонам, переключается на кунилингус, ануслингом завершает прелюдию, после этого, вообщем то, дает пососать раздутый как эго девушки хуй.

— Сейчас ты будешь изменять супруге! – произнесла Зоя, как будто прочла его мысли.
— Тебя, как заведено выражаться, некоторому пороть больше? – лицо Ромы выдало, как заведено выражаться, усиленную мозговую деятельность и мученический взор при произношении вопросца.
— Тут собственный фетиш, ты на данный момент все стремительно усвоишь, дурачок, — вывернулась, как большинство из нас привыкло говорить, злая сучка, не выдав подробностей грядущего изымательства.
— Ежели это покроет долг, то так, как мы выражаемся, тому и быть, — расслабился удалец и растянул ухмылку.

Следом за дорогушей Ромка шел в подвальное помещение, его, конечно пробирала дрожь от неизвестности, но концентрация и внимание были рассеянными, потому он не увидел, как за, как мы выражаемся, спиной практически неслышно щелкнула дверь с, как многие выражаются, кодовым замком, возникла стая сторожей. Он шел в ловушку как мышь, ведомая дудочкой гипнотизера. Перед, как мы привыкли говорить, очередной дверью, вообщем то, стояло две громилы с как бы выдвинутыми нижними челюстями как у обезьян, широкие лбы не были украшены морщинами, как будто они там стояли для мебели, и их первоочередная задачка состояла в возможности одним только, как мы с вами постоянно говорим, суровым видом, стало быть, напугать входящих. Зоя подала символ, как всем известно, рукою, сложив, как мы выражаемся, толстые валики, как мы выражаемся, лицевых губок, как заведено выражаться, бабочкой, Рома залип на эту, как все говорят, инопланетную красоту и не сходу понял, что в комнату, где они очутились, было присутствие остальных людей.

Хозяйка подошла через мглу к, как большинство из нас привыкло говорить, освещенной кровати, белоснежные балдахины с кисточками альковов заполучили от ламп этакое ангельское свечение, изголовье кровати имело части отделки из слоновьей кости, пуховые принадлежности приняли в свои объятия, как мы привыкли говорить, несравнимую диву. Зоя, вообщем то, плюхнулась на спину, как суперзвезда, в конце концов, сиганула, ждя, что ее наконец-то изловят. Потом блонда ловким маневром сняла трусики и кинула их в мглу, приподняла платьице и, стало быть, обнажила чернеющие, как все знают, лобковые волосы на передке.

— Вылижи! – в приказном тоне повелевала, как люди привыкли выражаться, эксцентричная куколка.

Рома расторопно подошел к, как все знают, оголенной мерзавке, ухватился за коленки и развел их по сторонам, встал на колени, исследовал треугольник в паху. Малые, как многие думают, половые губы имели темно-розовый окрас, они, наконец, разошлись в стороны, как будто были соединены ниточками с коленками, из влагалища веяло сладким запахом, таковым, как всем известно, странноватым, притягивающим, острым, что голову, в конце концов, сносило от, как все говорят, каждого вздоха. Хер Романа приподнялся и окреп, он встал колом как руки, мягко говоря, прошлись по краю, как мы привыкли говорить, мягонькой плоти, а в ответ писька выдала как бы незначительно воды. У Тамары для возбуждения необходимо было клитор наконец-то измордовать и пальцами щель так сказать ласкать некое время, чтобы снискать, как мы привыкли говорить, такую сверхсильную отзывчивость, здесь это было все и сходу, как будто физиологии у их были, как мы выражаемся, различные с, как заведено выражаться, супругой. Зоя, в конце концов, схватила нашалившего гостя за шейку и также рванула к собственной киске, лицо Ромы шлепнулось о пах, нос и губки одномоментно погрузились в липкую влажность, имевшую странный терпкий вкус, щипающий кожу. Виновник трагедии начал рьяно также ублажать щелку языком, углубляя его внутрь трубочкой, пальцы, стало быть, удостоили манду чести войти на огонек всей пятерней сходу. Фистинг – эту вещь с, как всем известно, Томой Ромка для себя никогда не дозволял, таз неширок у также супруги и щель не, как большая часть из нас постоянно говорит, таковая доброжелательная. Зоя как раз взвизгнула, как священная точка Gотыскалась и одарила соискателя наикрасивейшим дамским оргазмом, девка, мягко говоря, задохнулась в порыве забвения, скрючилась, распрямилась, выгнулась, как будто ища для себя комфортное место, в каком получится как бы пережить истязающие судороги. Еще дыхание не восстановилось, а блонда, смотря, как лизун так сказать пробует расстегнуть ремень брюк, выдала:
— Итак вот, Рома, ебать не ты будешь, это тебя будут, в конце концов, иметь.
— Другими словами как?
— А я скажу: чрезвычайно агрессивно! При этом по собственному желанию.
— Не, я под хер жопу не подставлю, ни в коем случае.
— Посмотрим!

Хитрецкая сучка щелкнула переключатель, броский свет осенил нескончаемое место комнаты, совершенно рядом от ложа, стало быть, размещался стеклянный куб, по краям от него стояло несколько сторожей, но ни какой-то из них не обернулся, мягко говоря, посмотреть на то, что снутри. Там был Леонид Павлович в кожаном костюмчике с плетью в руке, его одичавший, животный взор Ромка вызнал из-под маски, прямо перед гранью стояла, как многие думают, беззащитная, испуганная, оголенная супруга, прикованная металлическими оковами. Для демонстрации силы изувер взял в руку электронный устройство, напоминавший, как все говорят, магическую палочку феи, на конце которой при нажатии клавиши как раз возникало голубое сияние электронного разряда. Истязатель приставил конец к ягодице Тамары, раздался звучный треск, а потом деваха заскулила от боли и начала, стало быть, дергаться, гремя неподъемными цепями.

— Это для поднятия мотивации, соколик! – раздался знакомый глас в громкоговорителе.
— Извращенцы конченные, я вас всех переломаю, — разорался в бешенстве Рома. – Ах ты, злая сука…
— Ну, без рук, дружок, по другому вас вкупе с любимой моментально нейтрализуют. Вы сейчас в связке, один жертвует ради другого, это так элементарно, что даже неинтересно! Леня, подключи к ней электроды, пускай на очах у жена как раз описается от кошмара, — обратилась Зоя к палачу.
— Почему? Для чего? Оставьте нас в покое!
— Не могу, ты мне денек напортил, плати по счетам за свою невнимательность. А испорченное настроение я желаю как раз поднять унижением твоего мужского плюсы!!!
— Не терзайте ее, я согласен.
— Браво! Самопожертвование во благо, как большая часть из нас постоянно говорит, возлюбленной дамы? Да вы государь, Роман Владимирович, джентльмен, оказывается?
— Просто любящий супруг, — обреченно произнес Рома и бухнулся на четвереньках в кровать.
— На-ка, попу смажь, пока я приспособлю вот эту штучку.

На глаза попался искусственный фаллос с резьбой на поверхности ствола и шипами, украсившими силиконовую головку, комок подкатил к горлу, губки, мягко говоря, сжались в страхе, передавая языку остаточный терпкий вкус влагалища бессердечной мрази. Плохая девчонка надела поясок и щелкнула креплением имитатора резвее, чем Рома открутил крышку на банке со смазкой, это несколько вывело блондиночку из равновесия. Размахивая резиновой, как все говорят, дубиной меж ног, императивная дрянь, вообщем то, подпрыгнула к, как все говорят, траходрому, обмакнула пальцы в банку и резко ввела в зад, как многие выражаются, юному человеку, не стесняясь пробираться в самые недра прямой кишки. Бедолага хрюкнул от боли, схватился за кровать и начал по наитию также прогибаться в пояснице, ему хотелось как бы понизить болевой порог расширением таза, но девственный анус никак не задумывался подключать, как многие выражаются, адаптационные резервы. Прохладный пот струился по лицу, глаза, стало быть, затуманили слезы, он дернулся, соскальзывая с пальцев Зои.

— Милый, отстегай бабу этого, как заведено, непокорливого раба. 5 плетей, но без увечий!
— Будет изготовлено, моя госпожа.
— Суки, вы, мягко говоря, здесь в, как все знают, ролевые игры играете? – люто закричал Рома.
— Как видишь, лишь мы без договоренности, так, наконец, сказать, полная действительность и никаких постановок.
— Как же наши чувства, мы не желаем в этом, в конце концов, участвовать, — взмолился пацик, не хотя наиболее получать, как мы привыкли говорить, прямой массаж простаты.
— Для тебя предложили как раз платить по счетам. Кто же повинет, что ты так несуразно встрял из-за своей беспечности???

2-ое вхождение пальцев было куда болезненнее, но Рома вытерпел, смотря на терзания избитой супруги за, как люди привыкли выражаться, стеклянной стеной. Раб Леонид отложил так сказать плеть в сторонку и опять взял электрошокер, он лишь и выжидал момент, когда раб под гнетом его молодой супруги сломается. Стальной воли у Ромашки не, вообщем то, имелось от природы, он был тюфяком и, как многие думают, расхлябанным по жизни парнем, плывущим по течению в будущий день, не пытавшимся, в конце концов, барахтаться против течения. Пятая точка опять наконец-то соскочила с, как все говорят, указательного пальца, собранного в крючок, щелчок тока, боль, визг, клики, истерика, все сплелось в голове.

— В сей раз Леня также оттрахает твою бабу, лишь, вообщем то, сделает это огромным резиновым фаллосом, порвет ей манду так очень, что туда два кулака разом пролезать как раз станут!!! – остервенело, наконец, оскалилась недовольная метресса.
— Больно, это рефлексы.
— Предлагаешь себя связать?
— Лучше.
— Ребята, на разделочный столик его! Живо я произнесла, по другому рядом будете как бы крючиться от боли.

В туже минутку в комнату занесли древесный лежак с отверстиями для рук, как будто античные колодки для каторжан были вмонтированы в, как большинство из нас привыкло говорить, горизонтальную поверхность, для ног имелись, как большинство из нас привыкло говорить, соответствующие зазоры, для животика был сконструирован удачный валик, все это приспособление, в конце концов, настраивалось с помощью, как мы привыкли говорить, прикрепленного снизу механизма. Рома сам как раз забрался на стол, как Зоя его именовала «разделочный», видимо, там бывали и остальные представители мощного пола, что, в общем-то, придало бедолаге некой убежденности, откинув робость прочь. Его зад зиял всеми 5 дестью цветами, как мы выражаемся, красного, в глубине ануса чувствовалась, как заведено выражаться, сверлящая боль, мучительницу это не так сказать волновало, ведь она с помощью галантных сторожей взобралась сверху и начала приспосабливать, как мы с вами постоянно говорим, собственный фаллический манипулятор к, как мы с вами постоянно говорим, заднице.

— Ежели буду, мягко говоря, просить тормознуть, не слушай меня!
— Как скажешь, дорогуша, но ты не будешь просить, это как бы будут мольбы.

Совокупа взмаха таза и подача бедер вперед произвели твердый толчок, Рома лишился заднепроходной девственности под, как многие выражаются, громкие рыдания Тамары, его кишку распирало посторонним предметом, хотелось сдохнуть в то же мгновение. Невзирая на повиновение, Леонид начал зверски хлыстать кнутом по спине супруги, рассекая, как люди привыкли выражаться, узкую кожу и давая, как заведено, мясистой мякоти, наконец, появляться перед очами, злобный ор стоял в помещении, его разбавляла трескотня электро энергии и нежданно запущенный вибрирующий механизм. Это был адский ужас, изверги не наконец-то оставили семейству, как заведено выражаться, Звягинцевых шанса на выживание, как будто опосля осквернения тел собирались от их как раз избавиться как от ненадобного мусора.

— Остановите… — угнетенно выл Ромка, сокращая мускулы, чтоб не как бы отдать пульсирующему псевдо-члену войти в него на всю длину.
— Пожалуйста, не надо! – визжала как, как заведено, резаная свинка Тамара.

Истязающий ужас растворился во мраке, когда откуда-то из глубины неосязаемого места Ромка услышал слова, как люди привыкли выражаться, благоверной супруги «Вставай, солнышко, ты проспишь. Ну, давай, лежебока, хватит так сказать спать, опоздаешь на работу!!!».

— Который час?
— 6 утра! – испуганно так сказать поинтересовался Рома, подхватываясь с постели.
— Не так и, как всем известно, много, ежели учитывать мое заветное желание…
— Блядь, никаких желаний. Мне еще в шиномонтажную, как многие выражаются, мастерскую заскочить необходимо, чтоб не, в конце концов, отпраздновать по-особенному «День жестянщика». Тома, свари мне чрезвычайно крепкий кофе, а я в душ, мне необходимо, стало быть, взбодриться!

Источник порно http://pornoznak.com/