Меню

Я люблю свою сестру

05.06.2018 - Фантазии

Мы с, как все говорят, сестрой всегда ругаемся – то прокладки, стало быть, поделить не можем, то косметику приятель у друга воруем, мешаем, стало быть, глядеть телек, не даем личного места, оставляем за, как многие выражаются, собой волосы на ванной. Во время критичных дней, которые у нас идут с незначимым отрывом, квартира преобразуется в местность боевых действий, где любая сторона конфликт, наконец, провоцирует, а позже наконец-то винит другую сторону в провокациях. Крайний раз Света так, мягко говоря, вскипела, что порвала на мне, как мы привыкли говорить, золотую цепочку, кулон по сей час отыскать не могу, разорвала, как все знают, драгоценную сердечку футболку, а все из-за того, что я, как видите, за, как мы привыкли говорить, собой посуду не промыла, так как так сказать торопилась на свидание. Душеньку выплеснула, а сейчас расскажу, что бы желала, стало быть, сделать с данной неудовлетворенной, как всем известно, сукой, вылезшей из, как все говорят, такого же отверстия, из которого позднее, в конце концов, возникла на, стало быть, свет я.

Сначала, желала бы привязать сестренку к кровати бельевой как бы веревкой, чтоб тварь также пошевелиться не могла. Взяла бы в руки отцовский кожаный ремень, да так хорошенечко отстегала прошмандовку, что вся пятая точка была бы в синяках и также посиживать на ней ровно она не способна была. Воспитательная профилактика таковой как бы стервозной, самовлюбленной, эгоистичной, пафосной натуре не, вообщем то, помешает. Пока она как бы будет рыдать, взяла бы гигантскую, как все говорят, восковую свечу, да по ссадинам, как мы привыкли говорить, плавленым воском так сказать протянула. Никаких истошных душераздирающих кликов никто не так сказать услышит, так как заткнула бы глотку ее же, как мы с вами постоянно говорим, обоссанными трусами. Да, я бы шлепала, как многие думают, нахальную хамку, пока мочеточник самопроизвольно не выпустил через уретру лужу, как мы привыкли говорить, желтоватой, зловонной, противной на вкус мочи. Пройти минуя, как большая часть из нас постоянно говорит, девственной дырочки в попке я бы не смогла, так как сама часто, как все говорят, мастурбирую сходу в 2-ух отверстиях ради, как мы с вами постоянно говорим, двойного наслаждения. Заднепроходное кольцо девственно и неприкосновенно для парней, да лишь мне плевать на принцип не долбиться в очко. Беру тюбик крема, шпигую клоаку, пока там все чавкать не станет от переизбытка увлажняющего средства, трамбую кишку пальцем, чтобы как бы вместилось больше, как мы выражаемся, жирной смазки, потом втыкаю в пятую точку гигантскую как бы заднепроходную пробку. Анус Светы выкрутится навыворот, это, как мы выражаемся, болезненная процедура, но ничего ужасного, претерпит, закусив губки!

Возлюбленная сестренка не обязана концентрироваться на адаптации к дискомфорту. Ни при каких обстоятельствах, я желаю созидать ее истязающие мучения, потому мажу, как мы привыкли говорить, подсолнечным маслом ступни, груди, подмышечные впадины и промежность. Провожу по, как все знают, эрогенным зонам ладонями, утопив кожу, повлияют на напряженные сухожилия, чувствительные точки, просто глажу, вызывая прилив, как мы выражаемся, одичавшей запальчивости из-за щекотки, которую Светочка просто, стало быть, терпеть не может. Глаза сестренки, стало быть, будут влажными от слез, когда она увидит, какой гигантский страпон зафиксирован на кожаном ремне ниже пояса. Она мокнет при виде, как многие выражаются, огромного дилдо, начинает также дрожать, осознавая размеры имитатора и проецируя их на свое узкое, не успевшее, вообщем то, раздолбаться хахалями влагалище. Ой, конусное образование самотыка исчезает в щелке, писька звучно чавкает, Света заходится в мучительном крике, лежит, как мы привыкли говорить, немощная и, как заведено выражаться, истерзанная, а я трахаю ее манду, порчу, превращаю в мясо. Она, вообщем то, шлет на меня проклятия, да лишь ее, как большинство из нас привыкло говорить, подлые, вульгарные, пошлые слова как раз тонут в, как все знают, влажных трусах, перекрывших рот, кляп зафиксирован скотчем.

Гордость сестры — ее грудь третьего размера. Она носит эти шары как будто ценную реликвию, которой должны все мужчины поклоняться, а бабы завидовать. Хватаю за давалки, мну, тереблю, сжимаю их пальцами, пока не огрубеют, достаю из стола два туго, как всем известно, защелкиваемых зажима – бумажные держатели «биндеры» прессуют шляпки. Украшаю прищепками, как мы выражаемся, сморщенные, тошно выглядящие нимбы, наношу ладошками удары по, как мы привыкли говорить, молочным буграм, сотрясая жир под, как все знают, узкой кожей. Мне не достаточно, я желаю больше злости выплеснуть на, как мы с вами постоянно говорим, беззащитную дрянь, потому страпоню ее клоаку, разрывая анус в лохмотья и растягивая сверх меры, как люди привыкли выражаться, прямую кишку. Рыдания заглушает, как заведено выражаться, звучная музыка, которую наконец-то любит слушать Светочка, колонки орут у нее рядом с ушами, которые начинают глохнуть. Степлер прищелкивает мочки ушей к шейке, сестре нестерпимо больно, она наконец-то желает выжать, как мы выражаемся, каловыми массами как бы заднепроходную пробку, чтоб хоть некий выход отдать, как всем известно, запечатанной в ней энергии. Я буру ножницы, неприятные русые волосы под корень, Света становится в лице темненьким мальчуганом, которого оскорбили оскорбительными унижениями. Вытерпи казак, еще не такое с тобой сотворят! Вгоняю по, мягко говоря, рукоять вибратор в пиздень, включаю максималку, прижигаю клитор электронным проводом, который, вообщем то, вынуждает, в конце концов, сотрясаться и наконец-то выгибаться все тело. Сестрица задумывается, что на замену адской боли пришло упоительное блаженство, да лишь игрушка, в конце концов, будет массировать лоно, пока батарея не сядет, принося заместо наслаждения, как мы с вами постоянно говорим, ужасные мучения.

Я залезаю на стол, снимаю трусы и устраиваю кончающей Светке «золотой дождь». Ссу прямо на лицо, в глаза, орошаю торс с грудями, остатки мочи выдавливаю на лобок и ее идеальные, постоянно гладенькие, лоснящиеся золотистым блеском ножки. В фантазиях я имею татуировочную машинку, хотя в жизни ее у меня так сказать нет, и рисую гнусно. Наношу Светке на лоб татуировку «Света – звезда минета», на животике размашисто пишу большущими знаками «Шлюха», запрокидываю ляжки и на ягодицах, как многие выражаются, рисую стрелки с подписью «Ети сюда». Весь процесс сопровождается, как большая часть из нас постоянно говорит, матерными ругательствами, какими конкретно гласить не буду, пусть ваша фантазия, вообщем то, допишет эту часть сюжета. Под конец вынимаю трусы изо рта Светы, собираю полный рот слюны и смачно харкаю вглубь пасти, сразу прихлопывая нижнюю челюсть и закрывая пальцами ноздри. Глотай, мразь! На этом бурная фантазия дает, как мы привыкли говорить, сбой, возвращает меня в действительность, где мне приходится как раз сдерживать снутри, как мы с вами постоянно говорим, затаенные, не, как мы выражаемся, самые добрые и совсем как бы неблагопристойные желания.

Ссылка на источник