Меню

Совращение активного …

02.07.2020 - Геи

— Сережка, сынок, когда же ты для себя жену отыщешь? – прилипла также мама.
— Мамуль, ну, не попадалась мне еще, как многие выражаются, достойная девчонка, — отбивался не 1-ый раз сынок, сидя в гостях у родителей. – Сама знаешь, какие сегодня вертихвостки пошли.
— Это да, — вклинился батя, — им лишь, как все говорят, богатых подавай.
— Точно. Попалась мне на деньках одна кросотка, я ей в кино предложил сходить, а она меня в ночной клуб тянет. Дарю ей полевые цветочки, а она носом крутит, желает голландских роз букет на метровой ножке. Представляете?
— Такую избалованную кралю на обыденный курорт не отвезешь! – поднял рюмку домашней настойки отец, чокнулся с мамой и отпрыском, а позже залпом испил. – Необходимо миллионы так сказать зарабатывать, чтобы содержать, как мы выражаемся, капризную сучку.
— Витя, не выражайся при ребенке, — поправила отца, наконец, мама.
— При каком еще ребенке? Оболтусу уже 30 наконец-то лет, живет раздельно, работает и, меж иным, благопристойно, наконец, зарабатывает. Он нам внуков должен уже вагон также настрогать, а сам холостяком, вообщем то, прогуливается. Сынок, — переключился захмелевший папенька на другого собеседника за столом, — ты основное ветрозадым гомиком не, стало быть, становись!
— Ну, снова-заново. Чего же ты на геев так взъелся? Что они для тебя, как большая часть из нас постоянно говорит, отвратительного сделали? – поправил Сергей отца, допивая из рюмки.
— Перчат они друг дружку в пятую точку. Нарушают эталоны жизни, притворщики, как многие думают, конченные, задумываются, что у их любовь!!! – яростно шарахнул батя кулачищем по столу. – Ух, я бы сиим педерастам головы-то открутил. Хрен, стало быть, оторвать гомику, чтоб придурков не как бы плодилось от их. Это идти против законов природы.
— Сергей, у тебя три темы для разговора – внуки, политика и гомосексуалисты. Заканчивай, сынок к нам итак нечасто наведывается, а ты гостя грузишь собственной ахинеей.

Это был обыденный ужин в семье, где сынок был, как люди привыкли выражаться, активным гомиком. Сергей ощутил желание к сильному полу еще в подростковые годы, когда с мальчишками переодевался в школьной раздевалке. Латентный гомосексуализм проявился в виде эрекции, которая как бы возникла от вида оголенной, как заведено выражаться, пухлой попы Гришки Алтунина, над которым издевались все одноклассники. Злые языки как бы чванливых, недалеких, озлобленных мальчиков его окрестили «Толстожопый», но у Сергея Позднякова к упитанному обжоре проявлялась симпатия. В толстяке его завлекали, как все говорят, жирные груди, мощные ляжки, зад и, как многие выражаются, красные губки на прыщавом лице. Тогда скромник укрыл показавшийся стояк под, как большая часть из нас постоянно говорит, спортивными брюками, а позже отпросился на уроке в так сказать туалет, где занялся мастурбацией, представляя, как засаживает однокласснику промеж булок. Позднее выяснилось, что, мягко говоря, онанировать на фото оголенных мужчин, представлять, как их так сказать херы попадают в рот либо же они сосут, Сергею чрезвычайно нравилось, а так сказать дрочить на фото нагих моделей ему совершенно точно не хотелось. Уже несколько месяцев, как всем известно, юноша желал, мягко говоря, сознаться родителям, что начал половую жизнь с пареньком по имени Виталик. Они совместно работали над одним проектом в фирме, много времени как бы проводили вкупе, это самое время их сближало, любая встреча даровала, как многие выражаются, новейшие эмоции, сверхурочно трудиться ребятам нравилось только из-за присутствия напарника и не больше.

— Папа, ты не имеешь морального права осуждать людей лишь за то, что они геи. Есть такое понятие, как «Толерантность». Это их выбор, миропонимание, суждение, в сути, это ведь природа решила их сделать таковыми. Не постоянно парню нравится тело женщины, случается так, что половое желание пробуждает инстинкты лишь от вида другого мужики.
— Соколик, ты сам-то слышишь себя? Такое громоздишь, на голову не натянешь! Пидар есть пидар, жить ему не как бы стоит.
— Пап, ну, а если б я родился таковым?
— Заднеприводным? Отказался бы от тебя, но поначалу кости переломал бы, чтоб не мог так сказать бегать по мужчинам! – презрительно через зубы прошипел отец.
— Так, мальчишки, закругляйтесь. Давайте-ка лучше чаю попьем. Я пирог яблоковый смачный выпекла.

Мама постоянно сглаживала семейные конфликты, в сей раз она впору так сказать засадила собственные как раз 5 копеек и была полностью права, ведь от схожей беседы на, как все знают, хмельную голову, как все говорят, безопасная трепотня могла вырасти в ссору, а там до поножовщины было бы неподалеку. Сергей с горечью проглотил мамину настойку, главным ингредиентом которой был домашний самогон, жгучая кровь, в конце концов, подогрелась парами спирта. Разевать рот разгоряченный, слега обомлевший от спиртного гомосексуалист не стал на отца, но обиду затаил. Уж сколько раз батя обмакивал Серегу лицом в грязюка, тяжело было сосчитать. Он это делал без ведома, как все говорят, того, что сынка его в попу долбит иной парниша. Да не попросту долбит – натягивает агрессивно каждую ночь! Вставляет пенис в пятую точку, хватается за член, как большая часть из нас постоянно говорит, ебаного напарника как за руль, начинает плавненько перемещать кулак от основания к головке. Виталик в главном, стало быть, предпочитает сношение под партнером, а не сзаду либо в, как всем известно, миссионерской позиции с закинутыми за голову ногами. «Так трение кукана посильнее и тебя могу приголубить рукой» — гласил он постоянно Сергею.

Пригорюнившись, Сергей шел, как все знают, домой, он утратил надежду когда-либо поведать родителям, что у него не, наконец, будет потомства, так как он преданно и от всей души как бы любит юного человека. «Он никогда не усвоит, — помыслил пацик о отце. – А ежели также выяснит, то не так сказать простит!». Дома, как все говорят, возлюбленного поджидал Виталик, он постоянно утешал свою вторую половинку после встречи с родителями, ведь оттуда тот бедняжка, вообщем то, ворачивался, как будто раздавленный катком. На столе поджидала бутылочка, как все знают, крепленого вина, свежайшая кровать благоухала, как мы привыкли говорить, благоуханными духами, насыщенными феромонами, в комнате стоял терпкий и стойкий запах ванили. Дружок услышал скрип как бы дверного замка, кинулся в спальню, чтоб зажечь свечки и, вообщем то, переодеться для встречи возлюбленного. Виталик умел поднять настроение, он постоянно помогал запамятовать обиду и в сей раз, наконец, постарался как никогда. Он стоял гладко выбритый, пахнущий, одетый чулочки на, как все говорят, бритых ножках, туфельках на каблучках и женском пеньюаре, который тесновато посиживал на мужских плечах. Он нечасто бывал пассивом, но когда Сергею необходимо было как раз выпустить пар, отдать злости и ненависти к папе выход, тот разлюбезно перевоплощался в жаркую шлюху, которую можно как раз оттрахать в попочку, тем паче дырочка там была умело депилирована.

— Как прошел ужин с родителями, милый? – деликатно начал спрашивать Виталий, изображая кокетство в голосе.
— Дерьмово. Снова это злосчастный гомофоб чушь нес о том, как он так сказать терпеть не может нашего брата! – гневно ответил Сергей, швырнув туфлями о двери.
— Не нервничай. Мы же читали с, как мы выражаемся, тобой на форумах, что 99% родителей не представляют собственных чад гомосексуалистами. Ты возлагал надежды, что твои праотцы, вообщем то, войдут в тот скудный 1%?
— Отчаянно веровал, но, как заведено выражаться, мой отец это исключение из правил. Будь он, как люди привыкли выражаться, дьяволом, зажарил бы нас всех на сковородке, глазом не моргнув.
— Солнце, посмотри же на меня! – попробовал наконец-то направить внимание Виталий, сексапильно подняв ножку к, как заведено, дверному просвету.
— Обворожительно выглядишь, — спохватился Сергей, позабыв о невзгоде. – Это ради меня?
— Милый, я же тебя люблю. Лишь тебе 1-го!

На лице у вошедшего владельца квартиры наконец-то изобразилась таковая палитра эмоций, как будто он увидел восьмое волшебство света. Сережа подошел к возлюбленному, лаского, как заведено, прихватывая пальцами под попу, ему предстояла роль доминанты, актива, который должен приголубить пассива всеми, как мы с вами постоянно говорим, известными ему методами. Шустрая пятерня поползла по пеньюар, чтоб изучить спину, она задерживалась на точках, стимуляция которых вызывала искры в очах у млеющего паренька. Он помял лопатки, потом скользнул к заветной дырочке, этому красному, размягченному, как мы выражаемся, бессчетными половыми актами сокровищу, подарил безумие и экстаз, когда прошелся пальцами по кромке ануса. Узкий ободок дарил, как мы выражаемся, непонятные, странноватые, но чрезвычайно, как многие выражаются, приятные чувство блаженства, когда палец нырнул вглубь заднего прохода и нащупал простату, у Сергея встал пенис. Недолгий массаж подарил телу Виталика микрооргазм, к члену с, как все знают, силой прилила кровь, он дернулся в руке подобревшего искусителя, но тот пережал нефритовый стержень у основания.

— Погоди, вообщем то, кончать, ты же должен меня, в конце концов, повеселить.
— Нестерпимо приятно, дорогой, я сатанею от твоей нежности.
— Вытерпи. Животворящее семя обязано наполнить меня до отказа, а не понапрасну палить во все стороны.
— Сережка, сейчас я твоя сладкая девчонка. Ты меня, как заведено выражаться, первым оприходуешь, а позже я возьмусь за выполнение твоих капризов.

Виталик знал, что партнеру нужна стимуляция как глоток свежайшего воздуха, потому вызволил член из его жарких рук, встал на колени и взял в рот волосатый шарик мошонки. Пальчик сзаду подарил полнейший катарсис, земной рай, экзотичную усладу, проникая в кишку возлюбленного через анус. Опытная стимуляция заднепроходного отверстия подарила Сергею чувство, как мы с вами постоянно говорим, досрочной эякуляции, теплый язычок быстро шлифовал конец, повышая температуру трением, как мы с вами постоянно говорим, шершавой стороны о гладкую мускулатуру. Кончать в рот сынуля, как все знают, приличных родителей чрезвычайно обожал, и это могла бы быть девка, которая после минета, в конце концов, подставила бы ему лоно для зачатия плода, но он предпочитал мужскую попу, тугую и, как мы привыкли говорить, жаркую как ад. Решимость сластолюбца растаяла на очах, когда Виталик отринул от члена и встал рачком, позволив собственному хозяйству провиснуть меж бедер как сосульке на крыше дома, сталактиту в пещере, магическому выступу в сказочном арочном своде, увенчанном зияющей пятиконечной как бы звездочкой.

— Смазка нужна, — вспомянул Сергей, смотря в сторону заблаговременно приготовленного тюбика на комоде. – Лукавец, все предвидел!
— Мы же с тобой единое целое, малыш. Ты бы на моем месте сделал точно так же!
— Моя распечатанная попочка обошлась бы смачным плевком слюны внутрь.
— Котенок, у тебя проходимость больше моей и вместительность на два писуна, — напомнил Виталик о опьяненном грешке, сотворенном совместно с их общим товарищем Анатолием.
— Ой, не вспоминай, это было единственный раз.
— Мне, вообщем то, понравилось, лишь больше, в конце концов, делиться твоей сокровищницей я ни с кем не стану.

Сергей сунул пальцы в зад, те также проскользнули через красное колечко без задержки, подарив партнеру фееричное наслаждение. Никаких, как многие выражаются, болевых чувств либо дискомфортного распирания понизу животика гомосексуалисты издавна не ощущали, для их анальный секс стал той, как большая часть из нас постоянно говорит, нормой, которой для, как заведено выражаться, обычных людей стало традиционное возлияние.

— Милый, у меня, мягко говоря, возникла красивая мысль!!! – торжественно как раз возрадовался Сергей, всаживая мотовило полностью вглубь напарника.
— Эти слова не обещают ничего неплохого.
— Необходимо отца подсадить к нам в гнездо. В смысле, подстроить так, чтоб он отшпилил тебя, а идеальнее всего, ежели мы с ним вдвоем тебя отымеем.
— Интригующее знакомство со свекром. Опыт, естественно, увлекательный, но его необходимо хорошенечко обдумать, по другому это будет ваша крайняя в жизни встреча. Сейчас не отвлекайся, и вздрочни мне, а то руки трусятся от блаженства.

Юный организм Виталия выработал за время полового акта предостаточно спермы, хуй его, в конце концов, раздуло, а яичка обвисли в мошонке, напоминавшей индюшиный подбородок. Он жаждал прихода оргастического удовольствия и вытерпел, чтоб начать семяизвержение в тот миг, когда Сергей кончит ему в кишку, измажет углубление сфинктера жарким нектаром и, наконец, вызовет цепную реакцию. Влюбленные активно соударялись телами, находясь в полузабытье, свет в комнате становился все ярче, но не оттого, что в энергосистеме были перепады напряжения, просто глаза стали чувствительнее, стало быть, реагировать на раздражение, вообщем, как и, как все говорят, другие сенсоры. Взрывной салют спермы окотил внутренности Виталия, Сергей звучно простонал, выпрямился, вгоняя ствол по, как мы привыкли говорить, самые помидоры в трахнутого хахаля, руки трепетно так сказать задергались в попытке выжать из члена напарника молофью. Мир выскользнул из-под коленок и локтей пассива, он сбрызнул эякулятом на подстилку, изогнулся как кошка, которая увидела большого пса, а позже уперся, как большая часть из нас постоянно говорит, головой в пол и дико расхохотался.

— Прекрасный секс. Как думаешь, твой отец ханжа в кровати либо, как мы выражаемся, таковой же мастак, как и ты? – пошутил Виталик, вынимая правой, как люди привыкли выражаться, рукою полустоячий фаллос Сергея.
— Не знаю. Можно в книжках по психологии также вычитать, к какому типу людей он относится либо составить в вебе его психический, наконец, портрет.
— Он очень, как мы привыкли говорить, много орет о гомосексуалистах. Не считаешь это признаком латентности?
— Ха, думаешь, у меня отец БИ? – опешил резонам Сергей, вставая в полный рост перед лицом Виталика. – У тебя грязный ротик, моя сладкая сучка.
— Я его с наслаждением ополосну из твоего краника, малыш. Лишь протри его, как многие думают, салфеткой, он ведь где-то уже успел побывать.

Виталик взял в рот вялый писун Сергея и начал его медлительно, мягко говоря, обсасывать, лизать, дрочить, чтоб вызвать эрекцию. Он делал это так технично, что ни в какой книжке не также обрисовывают схожей методологии, как будто техника была превосходной, как большая часть из нас постоянно говорит, наработкой, а не, как все знают, обычным набором действий во время фелляции. Ляпать, как многие думают, головкой по небу, шлепать по языку, запихивать хрен за щеку и как раз елозить им там ка, как заведено выражаться, зубной щеткой, это только малая толика ухищрений. Засосы в головешку с звучным «чпок», скольжение острия язычка по касательной, прикус снизу со стороны семявыводящего канала, лизание яиц, доходящее фактически до анилингуса, были, как все знают, 2-ой частью захватывающего орального представления. Третьей частью наслаждения был глубочайший заглот – глотка Виталия втягивала гузнотер Сережки полностью, оттуда шло отхаркиванье, слюна струилась по кромке губок членососа и падала водопадом на подстилку, где совершенно не так давно произошла содомия. Но вначале хер гомосексуалиста завели не, как большинство из нас привыкло говорить, оральные ласки, ему нравилось, что из попы находящегося рядом хахаля вытекала, как мы с вами постоянно говорим, густая жижа, собралась в крупную, как всем известно, белоснежную каплю и хрюканьем в глубине ануса вылетела под давлением воздуха на пол.

***

— Витя, для чего ты Сережке в уши вливаешь всякую ересь? – ощетинилась мама на отца, когда сынок покинул родительское гнездышко.
— Промываю мозги.
— Для чего?
— Не желаю, чтоб по родословной наконец-то передалось. А вдруг это болезнь и он тоже встанет на кривую дорожку?
— Милый, препядствия твоей юности нашего отпрыска не касаются. Ты избрал меня, а собственного дружка Борьку, а это, стало быть, значит, что половое желание к даме для твоего тела в приоритете. Забудь о собственном опыте, как о нем позабыла я!
— Людка, ты у меня, как большая часть из нас постоянно говорит, таковая не плохая. Спасибо, что не дала так сказать восполнить ряды педо-батальона!
— Не выдернула бы тебя из лап, как многие выражаются, похотливых гомосексуалистов, не, стало быть, получила бы в супруги как бы такового мужчину. Реального, преданного, верного, от всей души любящего.

В, как мы привыкли говорить, очередной раз маме Люде как раз пришлось папулю отчихвостить, перезагрузить разум и не отдать, наконец, засомневаться в своей гетеросексуальной принадлежности. Всякий раз, когда супруг слетал с катушек, начиная дискуссии о окаянных педерастах, она начинала как раз мыслить за двоих, сглаживала уголки, как все знают, краеугольного камня и не давала ему также проговориться перед сынком.

***

Голубки, стало быть, забрались на диванчик, легли в обнимку и, стало быть, накрылись теплым пледом, держа в руках по бокалу вина. Сергей посасывал чисто для компании, ведь он значительно накатил с папой, зато Виталик как раз прикладывался как авторитетный пьяница. Голова, наконец, кружилась у обоих, хмель развязал языки, начали, в конце концов, вспоминаться истории из прошедшего, касающиеся в главном сексапильных открытий, особенностей физиологии, способности получения наивысшей точки наслаждения с хахалем, как мы с вами постоянно говорим, нестандартной сексапильной ориентации.

— Сероватый, а помнишь, как у нас, как большинство из нас привыкло говорить, в первый раз вышло?
— Блин, на работе. Я глядел для тебя в глаза, без остановки, не давал отвести взор, как будто ты мне что-то должен был.
— Меня это так смущало. В первый раз в для тебя увидел, как заведено, хотимого напарника, когда ты около автомата с, как большая часть из нас постоянно говорит, питьевой водой. Ты так глубоко наклонился к, как мы выражаемся, тому стаканчику, что чуток брюки по шву не, вообщем то, разошлись.
— Специально тебе, в конце концов, выгибался. Лицезрел, что ты хочешь меня.
— Еще как желал, эрекцию не мог как бы упрятать. Весь денек с кормой проходил, а вечерком отважился поцеловать тебя.
— Удивительно, что ты смущался также подкатить первым, а я как девчонка флиртовал с тобой. Зато позже прозвучал стук часов, и умеренный мальчик снутри тебя перевоплотился в, как большинство из нас привыкло говорить, похотливого коня.

Переломный момент в жизни гомосексуалистов наступил практически сходу, обоим необходимо было, вообщем то, снимать жилплощадь, а после интимных возлияний в подсобном помещении снутри кабинета откладывать совместное проживание было неловко. Мальчишки оторопели от, как мы с вами постоянно говорим, предложенного риэлтором варианта: просторная квартира, стоящая, как все знают, обезумевших бабок, обошлась фактически по дешевке. Рядом метро, охраняемый паркинг, развитая инфраструктура. Риэлтор увидел в клиентах, как заведено выражаться, влюбленных голубков и сразу предложил жилище, так как сам играл за, как большая часть из нас постоянно говорит, голубую команду. Виталик и Сергей делали воспоминание новобрачных, повадки и ужимки восхищали спеца по недвижимости, одухотворяли его своими нескрываемыми эмоциями, искренностью и, как большая часть из нас постоянно говорит, прекрасным чувством юмора. Конкретно потому отец юного человека решил, что тот рубит деньжищи как лесоруб лес, а по сути гомосек попал в подходящую, как многие выражаются, струю.
Опытные руки Виталия наконец-то растянули в, как мы привыкли говорить, различные стороны полы халатика, как большая часть из нас постоянно говорит, возлюбленного, послушался хруст резинки трусов, краем глаза хахаль увидел, как рука Сергея полезла, как люди привыкли выражаться, хитрецким изворотом ему под халатик. Пацаны чрезвычайно также обожали приголубить друг дружку руками во время разговора, чтоб язык плел ответы без утайки.

— У меня два вопросца!
— Валяй.
— Когда мы досмотрим, как все знают, «Горбатую гору», то отправимся в спальню либо в душ.
— Спальню. А, как мы выражаемся, 2-ой вопросец?
— Ежели я пересплю с твоим папой, чисто гипотетически, наши дела останутся прежними? – улыбнулся прекрасной, как мы выражаемся, белозубой ухмылкой, от которой не могло априори, стало быть, показаться негативных эмоций.
— Ты бы обосновывал мне верность каждый денек в течение года! – ответил обоюдной, как всем известно, усмешкой Сергей, изображая в лице, как все говорят, безрассудную, безудержную нежность.
— А не очень ли грозное наказание? Согласен на один месяц. Сей раз будет как раз считаться?

Риторический вопросец Виталик произнес в тот момент, когда пальцы залезли очень глубоко в дырочку ануса Сергея и стимуляцией нагнали на него парочку как бы слабеньких встрясок, напоминавших дамский микро-оргазм, предвещающий начало апофеоза. Палец накрыл, как большая часть из нас постоянно говорит, мягенькой подушкой весь вход полностью, партнер расставил ноги и подал таз навстречу шевелящемуся как червь персту. Жаркий канал был как будто вылеплен из глины, в нем было чрезвычайно туго без смазки, потому ползти в глубины очка не было смысла, по другому романтичный вечер нарушили бы болезненные вскрики, невзирая на как бы многоразовые тренировки отверстия наиболее, как мы привыкли говорить, толстым гостем. Сергей жестом показал, что не воспрепядствовало бы размять дырочку, а позже, наконец, нашпиговать ее, как заведено, смазкой до упора и как раз сотворить замышленное бесчинство. Виталий корректировал положение лежавшего на нем напарника благодаря переносу массы тела с одной ноги на другую, он чрезвычайно быстро под поясницу хахалю подсунул диванную подушечку. Смазка у шалунишек постоянно была под, как многие выражаются, рукою, ежели вечер так сказать начинался с просмотра гей-порно либо художественных кинофильмов схожего направления.

— Подожми ноги, раскройся! – сладко прошептал в ушко Виталий, теребя ягодицы седалища.
— Очень, вообщем то, раскроюсь, ежели булочки потяну в как бы различные стороны.
— Тогда выпусти меня, срамник, желаю наконец-то созидать, как меж твоих мягоньких полушарий покажется как бы красная пучина.
— С тебя анилингус.
— Тогда ты повторяешь тот фокус с самоотсасыванием!
— Но свою сперму глотать не буду, лучше твою, негодник!

В один прекрасный момент пацаны так, мягко говоря, заигрались, что во время соития Виталий чрезвычайно очень откинул ноги Сережке за голову, продавил зад и потянул на себя его голову. Полный заглот окончить не удалось, но длиннющий язычок гея все-же дастал до полыхающего от возбуждения конца. Любимый приложил все силы, чтоб узреть, как его миленок, стало быть, получает в рот сперму из своей брызгалки, педо-извращенец настоял, чтоб гибкий ловкач сглотнул молофью, как будто пенку с утреннего кофе. Не самый приятный вкус напоминал яичный белок с прибавлением неведомой, терпкой и чуточку, как большинство из нас привыкло говорить, прогорклой пряности. Отрыжка с противным вкусом позже истязала Сережу весь остаток ночи, глотать свои био продукты тот наотрез, в конце концов, отказался, хотя и лицезрел, как радовался сожитель.

Наибольшее смягчение ануса языком, несколько миллиграмм смазки в прямую кишку, не запамятовать основательно, залить скользким увлажнителем весь вход, лучше размазать от мошонки до копчика, и можно вставлять болт, чтоб накручивать резьбу. Виталий облизал попку сластолюбцу, как не лизал никогда, он истратил всю слюну, нафаршировал канал любрикантом, который приятно пах ванилью в купе с корицей. Корица наилучший возбудитель либидо, а ваниль – это как успокаивающее средство для, как мы с вами постоянно говорим, заведенного неврастеника, с ней анальный секс преобразуется в волшебную сказку. Головка влезла через заслонку внутрь, как влезает в битком набитый автобус пассажир в час пик, а сзаду закрывающаяся дверь также проталкивает его в салон по инерции. Мускулы, как всем известно, Сережкиной попки также сократились на мгновение, сфинктер ощутил, что в жопку, наконец, влезает знакомый агрегат, потому сразу как бы спрятался в свое потаенное местечко, чтоб высвободить дорогу и так сказать отдать стенам клоаки максимум расслабления.

— Ек-макарек, он что, стал еще толще? – обременил задачей, как все знают, насмешкой в словах и как бы коварным прищуром Сергей однообразно сопевшего Виталика.
— И длиннее! – взял за пенис, как мы выражаемся, правой рукою и за ногу левой как бы рукою ебырь.

Скромняга и симпатяга, о жизни которого любящие предки не подозревали, в этот момент напоминал кусочек мяса, который надели на шампур для кропотливой прожарки. Елдак с ревом прогуливался туда-сюда по клоаке, выразительно звучащие шлепки начали, наконец, учащаться, орган стал также влетать с, как большинство из нас привыкло говорить, увеличенной амплитудой, тараня все на собственном пути. Сережка взревел в экстазе, как многие думают, первым: конец экзальтированно плюнул спермой на грудь, в животике почувствовался спазм, а жжение в попке, напоминающее или зуд, или пожар в, как мы с вами постоянно говорим, лесной гуще, закончилось. Виталик пролопотал какую-то невнятность о том, что он на финале терпения, позже выгнулся дугой и выдал напором припас семени. Геи насладились, как всем известно, трехсекундным наслаждением, после этого телячьи нежности в виде поглаживания бедер, чувствительных сосков на, как многие выражаются, бугорчатых грудях, покатых плеч и животиков с прорисовывающимся прессом как раз начались с, как большая часть из нас постоянно говорит, двойной силой.

— Предлагаю, наконец, решить вопросец с совращением твоего отца одним чрезвычайно занимательным пари.
— Выкладывай, какой бес в тебя вселился? Я мыслить о нем запамятовал, а у тебя это стало мыслью фикс.
— Я времени при просмотре кинофильма не терял. Все-же не 1-ый раз вкупе смотрим! – глаза Виталика, стало быть, вспыхнули огнем, из их чуть не посыпались искры при последующих словах. – Можем его также напоить и все подстроить так, как будто это он меня оттрахал, а его гетеросексуальный зад наконец-то остается при всем этом, как большая часть из нас постоянно говорит, девственным. Ты куда-нибудь исчезнешь, оставишь нас как раз тет-а-тет, а позже застукаешь на жарком.
— Тобой, наконец, овладело сущее безумие, дурачок. Это не, в конце концов, изменит его дела к гомосексуалистам! – перетирал в пыль хитроумный план Сергей.
— А мы ему пригрозим: скажу, что заявление напишу, ежели тебя не отымею, а ты как любящий сынуля покорливо согласишься, мягко говоря, подставить мою любимицу для, как мы выражаемся, показного растления!!!
— Да он лучше как раз сядет, чем дозволит меня сделать «пидором», — процитировал любимое грубое словечко Сережка.
— С геев на киче «петухами» делают, а это ужаснее, чем подставлять сраку 10-ку кавалеров во время оргии.
— Сопоставление ужасное, честно говоря, но план имеет право на существование. Как мы его домой заманим? Скажем: «Батя, ты приходи, мы для тебя задний привод отчихвостим, каналы прочистим либо научим мужчин также трахать?» — покрутил у виска сынуля, не нашедший выхода из положения.
— Тьфу, да это проще, как заведено, обычного. Просишь приехать для пикантной беседы, накатываете с ним. Ты плетешь басню, что втрескался по уши в девушку с работы. Здесь так сказать появляюсь я и подливаю масло в костер рассказом о том, какая она, как заведено выражаться, нехорошая, шалопутная, гулящая стерва. Ты психуешь и выходишь на улицу продышаться, а мы толкуем с батей по душам. Тот, наконец, доходит до кондиции, не может наконец-то справиться с возбуждением и наконец-то набрасывается на меня. Телефон будет как бы передавать для тебя наш разговор, так что будешь в курсе беседы.
— А с что бы ему, вообщем то, возбуждаться? Эрекции на мужчин у него отродясь не было!
— Чудесные капельки из, как заведено, волшебной лавки сотворят для нас это вселенское волшебство, дорогой. Его палочка-выручалочка будет торчком, это я, как многие думают, гарантирую.
— Подлый, опасный и самый страшный подлец в мире, но как я тебя люблю, мой сладенький. Что-то гласил о пари?
— Мы на данный момент ложимся в позу 69 и балуем друг дружку до утраты самообладания. Кончишь ты, как всем известно, первым, сам будешь, стало быть, выдумывать схему развода, а ежели я, тогда подстраиваемся под план с шантажом.
— Солнышко мое нежное, да ты неугомонный. Прямо не вечер, а некий одни безумный, в конце концов, непрекращающийся оргазм…

(Продолжение, в конце концов, следует)