Меню

Школьные годы

22.06.2016 - category1

Блядских небылиц уже много поведано заинтересованному читателю, поэтому наберусь наглости и расскажу еще одну, в коей я принимал непосредственное участие в школьные годы. Шел 2003 год, я заканчивал 11-б класс местной общеобразовательной школы, мальчик-паинька, на которого бы никто слова плохого не сказал, кроме классной руководительницы Анастасии Николаевны, которая мне сука в характеристику нелестных отзывов намалевала. Тогда учительница химии Татьяна Владимировна еще не метила на должность директора школы, ее мальчишки из-за мелкого роста иногда путали со сверстницами, щупали за зад, после чего дико извинялись. Крепкая попка химички меня мало интересовала, потому что с конца прошлого года я мутил воду со своей одноклассницей Викторией. Фамилий называть не стану, чтобы против себя не раскрывать компромат и в случае встречи лицом к лицу с каким-то персонажем не краснеть за подробности.

Мы жили в домах по соседству, обычные многоквартирные девятиэтажные скворечники, коих настроено было в совдепе по единому образцу меряно-немеряно, путь в школу пролегал через дорогу прямиком к дому моей сексуальной, низкорослой избранницы. Вика жила в минуте ходьбы от учебного заведения, мы часто сбегали к ней домой с уроков, чтобы хорошенько потрахаться, пока родителей не наблюдалось на горизонте. Первый сексуальный опыт произошел на последнем звонке в 2002-м году, когда на квартире Вики собралось несколько девчонок и тройка ребят, сумевших раздобыть пиво, находящееся для нас под строжайшим запретом. Будущие домохозяйки хорошо занимались на уроках труда, поэтому за минуту всех гостей ждал сервированный стол из бутербродов, соленостей, колбасы, сыра и пива, но этого было мало, а украденная из бара отцовская бутылка водки скрасила наше негодование. Прозрачная, кристальной чистоты посудина заставила всех судорожно сглотнуть слюну, я тогда был девственником во всем – сексе, поцелуях, выпивке, курении – поэтому слишком нервничал из-за предстоящей гулянки. Все мы не дожидались окончания «Последнего звонка», попросту смылись из-под пристального присмотра нашей «Жабы», то есть классного руководителя, имевшего зеленые глазища с болотистым оттенком, такой же зыбучей трясиной вместо души и ужасного ежедневного настроения.

С Викой мы просто сидели вместе, я частенько поглядывал на ее голые коленки под партой, но тронуть себе не позволял. В тот день вся ребятня изрядно накидалась, даже девчонки, которые четко знали, в каких пропорциях нужно смешивать водку с пивом, чтобы получить «Ёрш», я злоупотребил самую малость, Вика чуть больше, чтобы раскрепоститься вместе со всеми. Началась пляска, игра на гитаре, глупые поступки, в том числе и наш первый совместный поцелуй на глазах у всех одноклассников, коллектив собрался не просто дружный, внутри компании витали самые доверительные отношения. Поэтому каждый чувствовал себя защищенным от подлиз, оставшихся на линейке, хитрожопых ботаников, которые ради оценки могли всю честную компанию заложить, неудачников, от вида которых хотелось зевать. От алкоголя меня начало подначивать на храбрые, рыцарские деяния, поэтому в пылу шутливого настроения прозвучало заявление:
— Вика, я сижу с тобой достаточно давно, каждый день созерцаю твою спелые бедра, острые коленки, вздымающуюся грудь и мечтаю засосать твои пухлые губы!
— Кирилл, и чего мы ждем?

Одноклассница вцепилась в уста, заставляя почувствовать носоглоткой горячее дыхание и скольжение шаловливого язычка у меня во рту, аплодисменты разразились на всю квартиру, вечеринка приобрела новый смысл. Другие девочки глядели на нас целующихся с полными слез глазами, парни завидовали, что я отмахнул с легкостью Казановы самую желанную девочку школы, ведь Вику сватали раньше старшеклассники, которые в тот день должны были гудеть покруче нашего. Внезапный порыв похоти меня так взбудоражил, храбрость и адреналин заставили мои руки лечь на ягодицы малышки, а алкоголь отказался слушаться, когда я попытался их убрать. Одобрительный рев моего экстравагантного поступка вновь набирал силу, кое-кто начинал спорить, что мы сейчас же побежим в спальню, чтобы сделать грязное дело, но так как девочка моя лучезарная и неотразимая проживала в двухкомнатной квартире, в спальне ютились отец с матерью, и их кровать была для нас табу.

— Вика, что будем делать? – задал я провокационный вопрос и еще жестче сдавил упругие ягодичные мышцы, стараясь пальцем проникнуть под трусики.
— Не знаю, ты же мужчина.
— Но ни при всех же заниматься этим!
— Давай на балконе, а если захотят подглядывать, так пусть смотрят и завидуют! – неожиданно предложила запьяневшая озорница.

Мы вышли через зальную дверь на балкон, оперлись руками о перегородку, бесценная, радушная, рисковая и к сексуальным подвигам готовая Вика резко спустила трусы, позволяя мне высунуть шпагу амура через ширинку и незаметно вонзить ее сзади, спрятавшись от зрителей под юбкой. Попасть мне не удавалось очень долго, я тыкал хреном то в попу, то во внутреннюю часть бедер, то попадал впросак (местечко между дырочками), сухая головка отказывалась входить в еле увлажненное, еще нераспечатанное влагалище. Наше отсутствие заметили не сразу, а вот перекрытый доступ кислорода мгновенно заставил заподозрить начинающих любовников в закрытии дверей. Вторая балконная дверь открывалась из родительской спальни, ее мы тоже плотно закрыли, а на кухне в деревянных оконных рамах открывалась только форточка. Девчонки наблюдали за тщетными попытками вспахать непаханую борозду из зала, парни передислоцировались в спальню, решив все внимательно разглядеть с тыла. Наши скрытные мыканья не выглядели как полноценное шоу до тех пор, пока Вика не встала на колени и со всего маху насадилась ртом на член, тут бодрые смешки выдали вуайеристов с потрохами, но под алкогольными парами смущение было лишь показушным. Моя куколка продолжила строчить головку, которая уже приготовилась спускать струю, пульсация забила авралом, я судорожно сжимался в шее и трусился коленями, партнерша не прекращала дорабатывать. Удар спермой в рот нисколько не смутил ее, причем девчонки почему-то начали подбадривающе кричать мое имя в тот момент, когда эйфория начала мелкими иголками пронизывать все тело.

— Солнце, пожалуйста, продолжай! – с умоляющим лицом попросил я раскрывшую глаза девочку. – Перед пацанами как-то неудобно, еще прозвище дадут позорное.
— Угу! – промычала понимающе членососка и продолжила шлифовать мою мягкую плоть.

Через полминуты, может быть чуточку дольше, подростковое воздержание с новой эрекцией наполнило член, яйца были заняты выработкой сперматозоидов, зрители ждали финала нашего объединения в неразлучный школьный тандем. Когда я окончательно возбудился, Вика выпустила корень вожделения из ротика, приняла знакомую позу, приоткрыла откровенно юбку, отправив подол себе на поясницу и слегка перевалившись через бортик балкона. Глядеть на щелку с мелким пушком было настолько приятно, что я сам упал на колени и стал приближаться лицом к дырочке, облизывая жадно свои пересохшие губы. Одноклассники начали скандировать имя моей партнерши в тот миг, когда я впервые ощутил языком ту вязкую консистенцию из женского лона, приятный аромат ударил в нос, вдыхать его хотелось как шикарные французские духи. Я с оголтелой жадностью и сладострастным остервенением лизал девичью киску, налитые от жары пальцы положил Вике на клитор, причем отыскал его слишком быстро как для новичка, стародавние природные инстинкты подсказали. На нас глядело порядка семи пар глаз, зависть заливала сердца подростков, а мы воображали из себя местных знаменитостей, которые играют роль в порнографическом фильме. Лишение девственности было не таким ярким и впечатляющим, потекший по ногам девочки ручеек алой крови заставил нас прекратить совокупляться и уединиться в ванной комнате для удаления последствий. Оказалось, что Вика дважды кончила, пока я орально выскабливал ее нутро и пальцами теребил горошинку между половых губ, поэтому она не сильно расстроилась окончанием процесса. Чтобы я не мучился от стояка, помяла мою одноглазую змею, после чего традиционно приняла дары в рот.

Все лето мы жарились где было только можно, задерживались домой, оставаясь сидеть на лавке у подъезда, чтобы родители не переживали, гоняли подальше от дома на природу, где мягкая трава становилась нашим ложем. Каникулы шли полным ходом, я научился без стеснения заказывать у аптекарей контрацепцию, опробовали вагинальные свечи, которые давали возможность заниматься любовью без боязни забеременеть, перепробовали практически все виды секса. Пока мои друзья дрочили дома, практиковали петтинг с новоиспеченными подругами, я вовсю шпарил Вику и гордился тем, что эта малышка была моей девочкой, и друг у друга мы были первыми. Настал школьная пора, первого сентября на шеренге мы стояли, держась за руки, попыток поцеловаться договорились не делать, чтобы не скомпрометировать себя на глазах у сердобольных родителей.

— Начну с того, — начала Жаба, — что припомню «Последний звонок». Кое-кто и учеников без проса его покинул и до меня дошли слухи, что…

Сучка сделала протяжную паузу, после чего мое сердце ушло в пятки, а Вика залилась краской по самые ее нежные, маленькие, аккуратно сформированные ушки.

— …что эти товарищи устроили пьянку на квартире. Попрошу всех встать, кто отсутствовал!

Это была жалкая попытка блефа, ведь мы давно обсудили отговорки для классной руководительницы, про алкоголь никто из наших сдать не мог, поэтому мы легко дали отпор без ущерба для положения дел. Обсуждать было нечего, поэтому мы распределились по партам и на наше общее с Викторией счастье нам досталась последняя парта, спереди сидела сладкая парочка неразлучных подружек, сбоку четверка посвященных в тему пацанов, зануды, подхалимы, ботаники и неучи заняли первые парты. Урок химии вела Татьяна Владимировна, она для важности на уроке надевала очки с огромными линзами и с места не отходила от своих горелок, колб, пробирок, распыляя нам уши информацию о катаболических процессах при смешивании веществ.

— Кирилл, я хочу тебя! – буркнула в ухо Вика и начала гладить пах через джинсы.
— Я тебя тоже, но не здесь и не сейчас же?! – риторически спросил любимую.
— Расстегни штаны, достань член.
— С ума сошла, сейчас нас с тобой засекут.
— Тетя Таня ничего не увидит через окуляры, она слепая как мышь, а мы от нее на расстоянии пушечного выстрела.
— Тогда сними с себя трусики, хочу побаловать тебя пальцем.

Просить дважды не пришлось, трусы моментально соскользнули на пол и спрятались в недрах дамской сумочки, мой красногвардеец сиял блестящей алой головкой под столом. Парни взглянули в нашу сторону и начали ржать, сбивая весь настрой, поэтому я отмахнулся от них рукой, приложив палец к губам, приказал заткнуться и сидеть тихо. Этот палец я достал из вульвы моей крохи, которая пускала после летних каникул сок с таким обилием, что ее попка и внутренняя часть бедер уже напоминали стихийное бедствие. Расщелина сочилась влагой, которую я употреблял чаще, чем мороженое, поэтому по привычке облизал тот самый палец, чем снова завел ребят. Двадцать первый палец подвергался эскалации с последующей угрозой эякуляции под действием шаловливого язычка, тихие причмокивания раздавались под нашей партой и привлекали внимание впереди сидящих подружек. Пришлось переключиться Вике на ручной режим, дабы не палиться. Нужно сказать, что парты были открытыми со всех сторон, то есть спереди на них не было крышки, что давало зрительницам возможность наблюдать через промежуток между локтем и туловищем за происходящим. Взаимная мастурбация шла полным ходом, пока тётя Таня лепила чушь про изомеры и распады, мы тихо стонали, пытаясь прикрывать свободной рукой ротики и справляться с оргастическими припадками.

Примерно в таком ритме прошел весь учебный год, по завершению которого моя возлюбленная залетела, врачи поставили датой беременности день, когда отгремел наш взрывоопасный «Последний звонок». Сейчас у нас двое прекрасных отпрысков, по-прежнему очень бурная семейная жизнь и целый мешок пошлых воспоминаний, которые частично могли наблюдать наши верные одноклассники. С «Жабой» мы стараемся не пересекаться, потому что, как говорил ранее, характеристику сучка мне подпортила и моей жене тоже, отыгралась за десятый класс на нас двоих, остальных не тронула. С новой директрисой всегда здороваемся и хвастаемся нашим быстро растущим потомством, школьные друзья по-прежнему с нами рядом, но уже не в том феноменальном составе.