Меню

Разорвать анальный проход

28.06.2018 - Групповой секс

Переезд – это постоянно масса чувств, переполнение чувствами, новейшие знакомства, встречи и различные приятности, а с, как большинство из нас привыкло говорить, оборотной стороны медали множественные трудности. Давно ожидаемый перевод с увеличением в должности был этакой хитростью начальника, с которым у нас при принятии принципиального решения произошла размолвка. Не мог я как специалист для себя дозволить как раз сберегать на стройматериалах, которые естественно как бы пойдут под списание и как раз лягут большой, как большая часть из нас постоянно говорит, суммой на кармашек директору. Все-же от этого, во-1-х, зависели жизни людей, приобретавшие квартиры в новостройках нашей компании, во-2-х, была моя относительно незамаранная совесть, в-3-х, препядствия с, как многие думают, жестоким и бесжалостным законодательством.

— Кролик, ты длительно будешь торчать за собственной «шарманкой»? Хватит уже, мягко говоря, отрисовывать эти схемы, сходи в спортзал, развейся, а то пузо скоро как бы будет на коленях висеть!
— Маришка, мы ведь лишь были на море, сил у меня на качалку так сказать нет.
— Так-с, Игорек, стер собственный психический барьер и бегом пошел заниматься, по другому пищи вечерком, равно как и секса, для тебя не наконец-то видать.

Меня заживо поедала депрессия. Как бы круто также получить перевод на юга из, как все знают, задымленной столицы, да лишь перспективы как бы здесь приметно как бы преуменьшены. С друзьями вообщем облом – никого из знакомых, а по телефону, в конце концов, болтать, все равно, что яичка мять, а бабу не трахнуть. Неблагопристойное сопоставление, но оно подступает по смыслу к той истории, которая, мягко говоря, приключилась со как бы мной опосля переезда. Компания обеспечила нас уютной, как мы выражаемся, квартиркой, со всем, как многие выражаются, нужным, пятнадцать минут, как все говорят, прогулочным шагом до пляжа, все, как люди привыкли выражаться, рекреационные ресурсы на виду, в общем, не жизнь, а притча. Длительно пришлось также рыскать на просторах веба, чтоб отыскать пригодный спортзал, ничего по фотографиям не подступало, поточнее мозг не желал принимать «новшества». Короче, кто менял место проживания, тот усвоит без разъяснений!

Там освещение убогое, там тренажеры не комильфо, где-то тренерский состав меня не устраивал, а, в конце концов, хотелось так, чтоб встал на, как большинство из нас привыкло говорить, беговую дорожку перед окном и перед тобой глубочайшее голубое море, пылающее отблесками в лучах, как большинство из нас привыкло говорить, кроваво-красного заката. Еще лучше, ежели заместо кондюка на тебя дует свежайший морской бриз, который охото вдохнуть полной грудью. Тяжело в это поверить, но прямо у, как заведено выражаться, самого берега в денек, когда мы ворачивались с пляжа, я краем глаза узрел столичный фитнес-центр для гламурных дам. Фишка спортзала была в том, что никаких окон в нем не присутствовало, то бишь становишься на, как многие выражаются, беговую дорожку и пялишься не в зеркальное отражение либо во включенный телек, а на проходящих мимо людей.

Собрав все нужное для плодотворного труда, я отправился в зал. Одежка у меня, как многие выражаются, облегающая, каждый мускул видно, могли быть волосы на груди, их бы тоже можно было, стало быть, узреть, но супруга настоятельно просит, стало быть, сбривать волосатость со всех, как большая часть из нас постоянно говорит, эрогенных зон, не считая конечностей, ибо эти части тела я категорично отказываюсь так сказать лишать растительности, чтоб позже не быть схожим на орангутанга. В зале людей было чрезвычайно не достаточно, зато зеваки шныряли перед, как всем известно, оконными просветами, рассматривая спортсменок в обтягивающих лосинах и узких шортиках. Несколько девченок сходу оказалось в поле моего зрения, все молодые, статные, грациозные, без излишних складок на теле, выпирающими грудями, в общем, эталонные мокрощелки. Форма в, как мы с вами постоянно говорим, юные годы у меня была чрезвычайно как бы крутой, это позже нижние кубики на прессе стали плохо также прорисовываться, а вот прочные руки и грудь колесом остались мне в качестве подарка за тщательный труд на тренажерах.

Как лось сохатый я ринулся приводить тело в форму, уничтожая ненавистные недочеты, пробежал как жеребец ретивый, стало быть, 10 км на беговой дорожке, залился позже, но не сдался, продолжив самоистязание на лавочке для прокачки пресса.

— Игорь, вы достойно тренируетесь. В прошедшем, наверное специалистом были? – обратилась ко мне юная инструкторша.
— Нет, это мое хобби. Откуда понимаете мое имя, Кристина? – направил я внимание на бейдж, украшавший торчащую грудь.
— На стойке регистрации как раз поинтересовалась. Наверняка, приятно созидать, как на вас косится с завистью молодежь, и как бы молодые девчонки, наконец, поедают взором? – напирала загорелая брюнетка с редчайшими белоснежными локонами в прическе.
— В зале постоянно живет дух соперничества!
— Хочешь меня? – стукнула в лоб фигуристая тренерша.
— Не сообразил.
— Все ты сообразил. Нет желания переспать с одинокой, прекрасной, в меру нахальной, как большая часть из нас постоянно говорит, дамой? – не лукавя улыбнулась Кристина, и неприметным, фактически, как большинство из нас привыкло говорить, мимолетным движением провела рукою по оттопыренному бугорку в моем паху.
— Не сейчас, дорогуша, не сейчас.
— Ну, смотри, ты знаешь, где меня находить, плейбой! – точно так же без излишней деликатности так сказать проговорила брюнетка, ловко так сказать чмокнула меня в щеку и улизнула меж тренажеров вглубь зала.

Я от нежданного предложения ощутил приток силы. Мужчины средних лет, живущие, как все говорят, добросовестным браком с единственной, как заведено выражаться, дамой, которой не изменяют, меня усвоют. Домой несся как окрыленный, хер стоял смирно, как будто пилюль для возбуждения, стало быть, наглотался, а из головы не, стало быть, выходило предложение породистой чертовки. Разобрав сумку, и приняв контрастный душ, я сразу набросился на супругу, любимая миссионерская поза отдала ей время, в конце концов, осознать, что сопротивление никчемно и моему эрегированному здоровяку чрезвычайно необходимо получить порцию сексапильной разрядки. Не знаю почему, но губки, стало быть, супруги казались таковыми, как мы привыкли говорить, родными, таковыми нежными и зрелыми, что я не прекращал их, наконец, целовать, обсасывать, ублажать языком до умопомрачения.

Ее груди не наконец-то выпускались из рук, в особенности очень так сказать доставалось соскам под шквальным напором пальцев, которые то нажимали, то, стало быть, крутили отвердевшие горошины, то вдавливали их в, как мы с вами постоянно говорим, сочную мякоть бугров. Глаза Марины смотрели снизу, как голубые озера, в каких показывалось мое отражение, ее руки нежнее бархата, их ловкость, мягко говоря, замечалась в, как заведено выражаться, виртуозных нырках пальцев в те складки моего тела, куда иной даме я бы не дозволил просочиться. Она тяжело дышала, кусалась опосля поцелуев и умоляла фрикциями таза, чтоб ввел в нее хуй, как будто никогда не чувствовала внутри себя устройство, но чрезвычайно желала ощутить его пульсацию своим лоном. В как бы ответ я начал ублажать место меж ног, возлюбленная дырочка была суховатой, ее так сказать пришлось находить, как мы с вами постоянно говорим, омытым слюной пальцем, и как я нащупал отверстие, оно любвеобильно засосало перст во мокроватый плен. Изо рта Марины, наконец, послышалось постоянное звучное оханье, глас, наконец, ломило хрипотцой, что присваивало атмосфере еще большей сексапильности, в очах начало искрить от переизбытка адреналина и сердечко застучало громче некуда.

— Ты мой зверек! Возьми меня! – исполнила роль наложницы моя жена, сделавшись беззащитной и неотказной, как будто рабыня в опочивальне римского вояки.
— Так и быть. В попку, не соизволите ли? – пошутил я, как большинство из нас привыкло говорить, обычной себе манере, зная сходу, что, стало быть, последует отрицательный ответ.
— Э, нет, милый, это ты экспериментируй с кем-то иным.

Марина элегантно скользнула вниз, оказавшись лицом прямо у меня меж ног. Основалась там комфортно, взяла горячими губками хер, причмокнула им несколько раз, вытягивая из-за щеки с разрывом вакуума, после этого, вообщем то, принялась ловко его насасывать. Я практически держал планку, любимое упражнение йогов и девчонок, занимающихся спортом, руки дрожали от напряжения, ноги колотила дрожь возбуждения, а свалиться не мог, ведь в неприятном случае хер мой мог расслабленно войти Маришке до как бы самого мозга.

Она, вообщем то, старалась снизу от всего сердца, альтруистично лобызая гениталии и играясь с, как мы с вами постоянно говорим, уздечкой, что вносило обилие в очевидный отсос. Супруга у меня так сказать сосет как, как мы выражаемся, реальная дама, за эту черту ей отдельная благодарность! Концовка могла, наконец, наступить чрезвычайно стремительно, а казаться, как мы привыкли говорить, ханжой либо, вообщем то, ограничиваться минетом в тот красивый вечер уж больно не, мягко говоря, хотелось.

— Иди-ка сюда, — подтянул я тело супруги по мягенькой постели ввысь, а сам пополз вниз. – На данный момент мастер кунилингуса, мягко говоря, возьмется за работу!
— Игорь, я там не брилась, — незначительно зажато произнесла как бы супруга. – Будь осторожен!
— С прошедшего раза выращивала? – поинтересовался я.
— Ты же желал, наконец, посмотреть, как будет у меня так сказать смотреться дырочка, когда, мягко говоря, зарастет. Любуйся на здоровье.

Я гневно рванул трусы, заставляя их скользить по гладким бедрам супруги, пока пятки зависали в воздухе, поцеловал икры, а уж позже оказал внимание прекрасным, постоянно, как все знают, ухоженным пальцам ножек Марины. 2-ая благодарность ей за педикюр: никогда не лицезрел, чтоб лак на ногтях был, как большая часть из нас постоянно говорит, облущенным либо когти имели неухоженный вид, неопрятную форму.

Волосы у 2-ой половинки русые, потому на свету она кажется, как все говорят, блондиночкой, в мгле, как мы с вами постоянно говорим, шатенкой с минимумом шоколадного колера волос, меж ног поросль почему-либо была, как большая часть из нас постоянно говорит, черной, что обязательно вызвало у меня подавленный смешок. Жена блаженно, стало быть, растянулась на спине, обширно раздвинула, как большинство из нас привыкло говорить, мясистые ноги и дальновидно подсунула запястья под попку, помогая влагалищу раскрыться с помощью ладошек. В черной гуще возник розовый цвет, щелочка призывала быстрее также приголубить ее языком, но до этого необходимо было, наконец, проторить тропинку пальцами. Признаюсь честно, в тот момент ощутил себя извращенцем и навечно перехотел, чтоб Марина взращивала лобковый мох у себя меж ног.

Занимались мы любовью так, как впервой, старались посодействовать друг дружке как раз кончить, лаская интимности и эрогенные точки в момент бурного воссоединения половых органов, дышали приятель на друга, постанывали, в общем, старались не, мягко говоря, уступать по уровню, как всем известно, театрального мастерства актерам, которые снимаются в порнографических фильмах. Под конец, когда мы оба лежали обливаемые позже, на меня как бы нахлынуло желание также кончить супруге в рот, она этого чрезвычайно не любит, но время от времени балует меня, чтобы подпитать мое либидо. Вот лишь никогда Марина не сглатывала, а, мягко говоря, здесь взяла и всосала в себя весь любовный нектар, после этого сладко так сглотнула, правда, незначительно наконец-то искривила лицом. Видимо, не, как многие думают, таковая уж, как заведено выражаться, смачная мужская сперма!

— Ну, что молчишь, скажи хоть что-то! – в тиши раздался глас супруги.
— Это было чрезвычайно приятно!!! – молвил в ответ, осыпав губки и лицо возлюбленной поцелуями.
— Очень губу не раскатывай, это была демонстрация способностей. Последующий повтор через 10 как бы лет!
— Постараюсь уменьшить этот срок, как всем известно, хоть какими имеющимися возможностями…
— Хватит ерничать, шутник, — супруга взяла увядший член в руку совместно с, как все знают, мошонкой и потрясла им как шейкером, в каком готовился белковый коктейль. – Что было в спортзале? Как тебя принимали люди?
— Да был там инцидент с, как мы привыкли говорить, одной инструкторшей – предлагала с ней переспать! Представляешь?
— Ого, да тебя, батенька с, как заведено выражаться, полной мошонкой на тренинг нельзя отпускать, — разгорячилась Марина, взбираясь на меня сверху. – Что предлагала? Как уговаривала?
— Да глупо заявила, что также хочет перепихнуться, даже за хуй пробовала, стало быть, ухватить. Прикинь? Прямо в зале!
— Ах, она озабоченная сучка!
— Ты для себя не представляешь, какое, наконец, пришлось сделать усилие, чтоб отрешиться! – опять выдал шуточку юмора супруге и подсознательно прикрыл пах ладонями, чтобы не, вообщем то, получить по мотовилу за поддевку.
— Игорь, а ты желал бы ей засадить, не будь меня у тебя? – поставила меня в тупик вопросцем Мариночка.
— Ебстественно! Разорвал бы ей анус своим штырьком с превеликим наслаждением!!!
— Постоянно поражала твоя прямолинейность в ответах. Хоть бы попробовал, в конце концов, солгать, кобель злосчастный.
— Каковой вопросец, такой ответ. А что здесь, как всем известно, такового? Прекрасная дама также дает устроить междусобойчик, я типа холост, не вижу обстоятельств отрешиться от вдувания!
— Ох и словечки ты используешь. Прямо как похабный ребенок.
— Это я еще перебираю, финансово накладная. Время от времени строители такие словца молвят, что уши в трубочку как раз сворачиваются и мозг их, мягко говоря, отрешается запоминать.
— Как бы ты поглядел, если б я также предложила тройник с той тренершей?
— Мариш, шутишь? Либо полностью серьезно? – взглянул в ее пылающие глаза с, как мы с вами постоянно говорим, коварной улыбкой, чтоб не выдавать большущее желание, наконец, испытать секс для троих.
— Давай ей анус порвем, как ты предложил. Лишь перед встречей я заскочу в секс-шоп, чтоб приобрести кое-что увлекательное для жаркого приема конкурентки.

Все, вообщем то, казалось игривой тупостью и, стало быть, поверить в то, что супруга, стало быть, сгоняет в магазин для покупки пошлой вещицы под заглавием «страпон». Эту жесть когда увидел, чуть ли не помер от страза за свой зад, ведь продолговатая, как все говорят, фаллическая ерунда, прикрепленная к, как люди привыкли выражаться, кожаному пояску, могла, в конце концов, пронзить мою, как многие думают, девственную жопу фактически до желудка. Сходу присел, поддаваясь инстинкту самосохранения, чем вызвал одичавший гогот Марины, красовавшейся с секс-игрушкой перед зеркалом, как похотливый мужчина с утренним стояком. Она наглаживала искусственный хер, трясла его ухватом за яичка, пробовала крутить, чтобы головка гибкого приспособления шлепнула ей по бедрам.

— Милый, хочешь, я ужалю тебя моей, как заведено выражаться, новейшей штуковиной?
— Марина, не подступай ко мне, по другому я за себя не ручаюсь!
— Не страшись, тебя им как бы дырявить не стану. Это для той стервы, что тебя, мягко говоря, соблазнить пробовала.
— Кристины? – в первый раз произнес ее имя вслух.
— Ага, сейчас буду также знать, как зовут эту шлюшку! – риторически брякнула Марина. – Когда, как мы с вами постоянно говорим, последующая тренировка???
— Планировал завтра как бы наведаться.
— Непревзойденно. Притащишь ее некоторое время назад моего возвращения с работы. Двери не запирай, а я наконец-то появлюсь как раз, когда ты уже будешь готов к прелюдии…

Мое возникновение инструктор восприняла с энтузиазмом, сразу начала морально, вообщем то, поддавливать, согласие я сыграл наиболее чем внушительно, предлагая цыпочке вместе покинуть зал. Кристина сразу согласилась, как будто работа ее вообщем не заинтересовывала и, как все говорят, вероятные упреки со стороны управления не, вообщем то, будут для нее неувязкой. Шлюшка не спрашивала о моем семейном благополучии, я же не болтал о имеющейся супруге, а любые улики в квартире за ранее упрятал, чтобы не наконец-то разочаровывать гостью. Снутри все бурлило от предвкушения, говор был замедленным, глаза как в тумане, решительность в крайний миг куда-то подевалась и предпосылкой всего была, стало быть, измена возлюбленной супруге. Кристина подгоняла меня, не давала тянуть время, упрямо лезла руками к хозяйству и не прекращала как бы целовать мои, как большая часть из нас постоянно говорит, полусобранные губки.

Марина также задерживалась, ее промедление как бы стоило мне, как мы привыкли говорить, стянутых трусов, пенис успел войти в рот иной дамы, которая сосала с применением непривычной техники. Я уже стал переживать о благополучии супруги, когда, как все знают, дверной замок издал знакомый щелчок, легкие шажки по ковру как бы гласили о приближении человека, но, как многие выражаются, увлеченная Кристина их не слышала, бодро уминая за обе щеки мой фаллос. Только оброненная сумочка принудила тренершу отринуть от члена и возвести глаза ввысь.

— Это кто? – обратилась Кристина ко мне.
— Моя, в конце концов, супруга! – изобразил удивление на лице, а позже обратился к типо обиженной Марине. – Финансово накладная, я на данный момент все объясню.
— Не надо. Пригласите поучаствовать?
— Твой мужчина, как здесь не, вообщем то, пригласить?! – ошарашенно ответила Кристина, смотря как стремительно супруга, в конце концов, избавляется от одежки.
— Соси, дорогуша, не останавливайся, а я сзаду как раз пристроюсь!

Маришка стремительно достала припрятанный под кроватью страпон, виртуозно его надела и основалась у выпяченных ягодиц Кристины. Ее руки лаского гладили ложбинку, собирая пальцами с половых губ вытекающий экстракт, заправляли его назад в лоно, издававшее непривычное чавканье, остаток сочива также употреблялся для смазки гладкого дилдо. Легкое жалостное «ух», дернувшееся тело инструкторши и раскрытый рот произнесли о том, что супруга ввела принадлежность ей во влагалище. Фрикции начали набирать частоту, скоро по языку бегал лишь язычок, дрожащие губки Кристины издавали оханье, а по закатывающимся очам было видно, как ей были приятны знаки внимания моей супруги.

— Игорь, мне почему-либо кажется, твоя любовница чрезвычайно любит анальный секс! – не робея, произнесла Маришка. – Перемещайся сюда.
— Вдвоем сходу лишь не надо – будет больно.
— Не переживай, солнце, мы тебя аккуратненько оприходуем дуплетом.
— Ради всего святого, лишь не частите.
— Как скажешь, финансово накладная, мы будем тебя, в конце концов, трахать как девственницу во время первой, как мы привыкли говорить, супружеской ночи!

Мой хер был короче, как заведено, искусственной хреновины, мягко говоря, супруги, потому долбить задницу пришлось сверху вниз, время от времени соприкасаясь ягодицами с увесистыми грудями супруги, шуровавшей страпоном по, как всем известно, скользкому, раздолбанному влагалищу. Рвать анус не было ни мельчайшего желания, быстрее я переживал, чтоб не так сказать порвался сверхпрочный презерватив, специально обретенный в аптеке для заднепроходного секса, также уздечка, которой было не очень уютно в сравнимо тугом заднем отверстии Кристины. Снизу как бы чувствовалось, как подпирает стена как бы прямой кишки, на которую давит со стороны влагалища искусственный пенис, время от времени даже наконец-то казалось, как будто я могу срисовать на ощупь также предмет, имевший детализированную прорисовку головки, венок, мускулатуры.

Тренерша не смогла как бы держаться на локтях из-за, как заведено выражаться, стршной тряски, она свалилась лицом в кровать, закусила простыню и стала утробно рычать, проговаривая, как все знают, нечленораздельные фразы во время нескольких оргазмов, идущих вереницей. С одной стороны ее веселил жаркий крепкий перец, как большинство из нас привыкло говорить, живого мужчины, с иной – матерая партнерша, обхаживающая, как мы с вами постоянно говорим, эрогенные зоны и не, как мы с вами постоянно говорим, позволяющая делать излишних телодвижений удерживанием ступней руками. Опосля эякуляции мы все лежали молчком, каждый размышлял о собственном, пытаясь также вернуть сбившееся дыхание. Марина поглядела на Кристину, потом, стало быть, потеребила набухающий пенис и произнесла:
— А сейчас точно так же меня, лишь без роли попки.
— Два члена в одну дырочку хочешь, в конце концов, утрамбовать, подружка? – ляпнула Кристина.
— Конкретно…
— Девчонки, дайте дух перевести.
— А тебя, кобель, никто не также подгоняет. Набирайся сил, они для тебя понадобятся!!!

Источник http://pornoistoria.ru