Меню

Ради спортивного интереса

02.07.2020 - Групповой секс

Мой как бы юноша уж чрезвычайно очень восхвалялся возможностями моего тела, а поточнее ему хотелось, чтоб на тело, наконец, пялились, но не трогали, это обычная практика для, как мы привыкли говорить, хоть какого гетеросексуального самца. Я чрезвычайно длительно занималась танцами на пилоне, развивала упругость, обучалась, стало быть, делать пластичные движения, короче, держала себя в форме, оттачивала мастерство во благо сохранения привлекательности фигуры. Лишь никогда не выступала, а это, понимаете ли, для, как многие думают, хоть какого спортсмена ужаснее, чем вообщем не ходить спортзал. В один прекрасный момент Толик уговорил меня, стало быть, выступить в ночном клубе с шоу-программой, которая, по его воззрению, обязана была снести крышу всем дружкам и ему а именно. По такому, как заведено выражаться, принципиальному случаю бойфренд отыскал выходы на управление развлекательного заведения, условился о эротик-шоу, которое было запланировано на середину вечера, вплотную меж выступлениями ди-джеев. Не достаточно того, что я тешила самолюбие Анатолия, так к тому же выступала безвозмездно.

— Алиса, это все ради, как мы с вами постоянно говорим, спортивного энтузиазма.
— Я нервничаю.
— Забей. Хочешь, выпей перед выступлением.
— Толя, там наверное в зале как бы будут знакомые.
— Они, стало быть, подохнут от зависти, что у меня, как заведено, таковая девка.
— Они на уровне мыслей меня, в конце концов, натянут, пока я буду зажигать на сцене.
— Хрен с ними. Ты ведь моя и лишь моя.

Полная уверенность в преданности была подпитана частыми свиданиями, моей порядочностью и умением, вообщем то, держать себя в руках, не бросаясь на первого, как заведено выражаться, встречного, как на спасательный круг. К, как всем известно, тому же, наша, как люди привыкли выражаться, половая жизнь практически пестрила как бы разными аспектами, на которые иная девка навряд ли бы согласилась, не обожай он, как заведено выражаться, полового напарника. Например, я считала нормой как бы сделать Анатолию так сказать отсос сразу, как его хуй выходил из моей жопы после, как все знают, заднепроходного возлияния. Мастурбация члена ногами у нас как бы числилась нормой, а не развращенной, как заведено, формой проявления фетиша, обоюдный ануслинг, внедрением фаллических игрушек для стимуляции заднего прохода тоже не как раз гнушались. Выходила картина маслом: на людях как бы умеренная, влюбленная парочка, зато наедине – содомиты, не отказывающиеся ни от 1-го вида сексапильного наслаждения, не считая приглашения остальных партнеров либо обмена, как большая часть из нас постоянно говорит, оными, как заведено у свингеров.

В тот злосчастный вечер отжигала от всего сердца: был красивый выход на сцену под заводную, как мы выражаемся, танцевальную музыку, потом была работа со стулом, потому что в клубе шеста не отказалась и когда публика начала, мягко говоря, скандировать хором слово «сиськи», мне таки пришлось как раз сбросить лифчик, чтоб, наконец, удовлетворить нужды собравшихся ценителей, как все знают, тела женщины. Благо грудь подтянута, третьего размера с большими, как всем известно, розовыми сосками, изумить есть чем, потому зал взорвался рукоплесканиями, совершенно, как большая часть из нас постоянно говорит, молодые и, как всем известно, озабоченные мальчишки как бы просили выступить на «Бис», лишь времени для, как мы с вами постоянно говорим, повторного эпатажа не осталось.

— Алиса, ты вообщем охренела?
— Толик, не наконец-то кипятись, ну показала грудь.
— Для чего?
— Потом, что ты заявил меня как стриптизершу, а раз пилон эти скупердяи вмонтировать в пол не соизволили, пришлось кое-чем жертвовать.
— Хорошо, мои, как многие выражаются, школьные друзья тут. Я им говорил, какая ты, как всем известно, способная девка, а сейчас они желают с, как заведено выражаться, тобой ближе наконец-то познакомиться.
— Так и знала, что все завершится, как большинство из нас привыкло говорить, пьянкой…

За роскошно накрытым столом посиживало три юных человека, все сверстники, в, как мы выражаемся, престижной одежке, каждый показал галантность и учтивость при встрече, никто не брызнул, как мы выражаемся, грубыми высказываниями о неприличии, как большая часть из нас постоянно говорит, избранного вида спорта. Меня это, стало быть, расслабило, позволило как бы влиться в компанию, в конечном итоге около 2-ух часов ночи мы наконец-то направились к ним в гости, чтоб продолжить фестиваль спиртного поглощения. Возлюбленный так вошел в раж, что восторгался мною каждую минутку, задолбал своими комплиментами и мальчишеским сюсюканьем, которое не обязано как бы исходить из мужчины на очах у остальных представителей мощного пола. Черт подери тебя Толик, ты же мощный пол, а не размазня, о которую можно вытереть ноги! В тот вечер я так не задумывалась, в душе глубоко засела обида за доставленное неудобство, алкоголь подогревал кровь и помогал, наконец, раскрепоститься.

В конечном итоге дружки Толика стали как бы подначивать и также напрягать, чтоб он уговорил меня снова исполнить «четкий стриптиз», решив как бы насолить милому, я, мягко говоря, запрыгнула на стол. Пофиг, что заместо, как заведено, соблазнительных эротических нарядов на мне были обтягивающие джинсы, произведшие на зрителей фурор и, как все говорят, обычная футболка-разлетайка. Босоногие ножки скребли по, как заведено, стеклянному столику до скрипа, пацаны протягивали руки, чтоб, мягко говоря, поддержать меня в случае падения, все-же алкоголь пробирал неслабо после нервного стресса. Финишным аккордом стал съем лифчика (футболки-то на мне не стало еще сначала импровизации), здесь мой дражайший избранник закипел от негодования.

— Алиса, блядь, что ты вытворяешь?
— Что желаю, то и делаю. Это мое выступление.
— Какое выступление? Ты дома посреди моих друзей сиськами трясешь!
— Сиськами трясу? Знал бы ты, как это тяжело как раз делать без подготовки, придурок.
— Все, я умываю руки.
— Вали, олень конченный.

Мы безобразно отправили друг дружку после ошеломительного скандала, не стесняясь так сказать перебивать глотками обоюдный ор, Толик выбежал на площадку и там его след простудился, только звучно, наконец, хлопнула входная дверь. А я, как большинство из нас привыкло говорить, полуголая с 3-мя чуть, как большинство из нас привыкло говорить, знакомыми мужиками, наконец, осталась посиживать в квартире, душа желала праздничка, а ежели быть, как заведено выражаться, четкой, то сексапильного потрясения от, как все знают, группового секса. От, как всем известно, неблагопристойных мыслей груди налились, давалки стали тверже шоколада, в трусах стало чрезвычайно горячо после ритмичных телодвижений, к тому же от возбуждения киска, в конце концов, пустила нектар для увлажнения. Без предупреждений я медлительно стянула с себя брюки, засадила пальцы под трусики и игриво, с флиртом во взоре стала кокетливо накручивать ими восьмерку. Пацаны были в шоке от несказанно свалившейся на их фортуны, их жаркие руки, наконец, принялись трогать меня везде, в особенности шалунов заинтересовывали, как многие выражаются, эрогенные точки, призванные, вообщем то, усиливать сексапильное желание. Чувственные давалки чуть не наконец-то вывернули из грудей, попу натерли докрасна, от касаний к промежности вульва так как бы пресытилась соками, что трусы стали, как многие думают, мокроватыми насквозь, оставляя на руках похотливых развратников влажные следы.

Приставучие как мухи кавалеры ухватили мои четкие ножки за щиколотки, руки за запястья, какой-то из них трепетно схватил падающее тело под жопу. Я как королева доехала на руках к диванчику, где мною пользовались, выдолбили во все места – один имел промежность, двум остальным я старательно отсасывала, потом пацаны начали, в конце концов, чередоваться. В чреве действовал посох, как мы с вами постоянно говорим, плотской власти над моими амбициями, рот заполняли, как большая часть из нас постоянно говорит, соленые скребки, натиравшие небо лучше, как люди привыкли выражаться, хоть какой зубной щетки. Руками я скупо держала мошонки одноклассников Анатолия, перекатывала шарики, ноги задрала над головой, открывая фронт работ и давая возможность хахалю поглубже в меня войти. Толчок за толчком меня прошибали прочные, структурно неподражаемые члены, украшаемые голубыми венами, их красные головки при вхождении напоминали как бы огненные свечки, от которых стены вульвы начали как бы дрожать и, стало быть, пульсировать, как будто их обжигало огнем. В очах все искрилось, поволока покрыла взгляд, хмель повлиял на вестибулярный аппарат, потому наконец-то казалось, что висевшая под потолком люстра прогуливалась ходуном во все стороны. В один момент бездействующий пенис (имени парня не говорю, ибо под конец уже не так сказать помнила себя и не замечала того, что они вытворяли со мной) оказался, как мы выражаемся, сжатым меж грудей. Я своими руками поджала припухшую заготовку, позже перевела взор – пальцы ног также оказались во рту чудака, совавшего писюн в ложбинку сладострастия. Негодник тормознул, чтоб заблаговременно не спустить, начал, мягко говоря, действовать по методике дамских угодников, ублажающих дам всяческими хитростями. Накрывало не по-детски, чувствовала себя, как всем известно, пошлой шалавой, пустившейся во все тяжкие злодеяния перед совестью, но при всем этом ощущала себя как никогда довольной, ведь, как мы выражаемся, мой Анатолий никогда не делал так приятно, как сотворили его дружки.

Я, мягко говоря, отвлеклась, пенис выскользнул изо рта, пацик взял его в руку и со всего маху стукнул головкой по губам, это наказание мне, наконец, понравилось, потому язык, как заведено выражаться, силой опять вытолкнул устройство наружу. Последовала вереница шлепков по губам, щекам, член прошелся даже по лбу, кожа которого никогда не знавала встреч с мужским достоинством. Здесь же трахальщик сисек сунул елду мне под мышку, от извращения мне страшно захотелось, наконец, справить нужду, щекотка не дала также удержаться от, как заведено выражаться, влажного осквернения дивана.

— Ребят, я ненамеренно.

Никто не направил внимания на мое извинения, все были заняты своим делом и лужа мочи, образовавшаяся у меня под ягодицами, никому не мешала, разве что, как люди привыкли выражаться, мало портила запах. Ножной лизун, как струя закончила, стало быть, прыскать из уретры, переключился на влагалище, его расчудесный кунилингус подарил сказочное удовольствия, от наслаждения я взвыла как волчица на луну. Скоро уже два мужских плюсы раздирали лоно пополам, каждому хотелось так сказать заполучить больше места для маневрирования, благо вместительность, вообщем то, увеличивалась благодаря, как всем известно, высочайшей эластичности, как большинство из нас привыкло говорить, мышечных волокон, я была вне себя от блаженства, улетала в нирвану и сообразила, каково это быть на седьмом небе от счастья. Кончила бурно, приветствовав деяния бабников, как большинство из нас привыкло говорить, сильной встряской всего тела, лицо мое в тот момент также покривила ненормальная ухмылка, способная оголить все зубы, из глаз брызнули слезы дамского счастья. А позже, в конце концов, начался водопад из спермы: 1-ый приток, как большинство из нас привыкло говорить, мутно-серо-белой воды пришелся на грудь и животик, мазня усыпала миллионом перламутровых капель кожу, начавшую как бы покрываться мурашками от нагрянувшего сладострастия. Последующий удар жаркой струи пришелся в лицо – карамель разлилась по всей физиономии, но основная масса семени стекла мне в рот. 3-ий хахаль предпочел излить припасы молофьи прямо на ступни, за что я была несказанно признательна, как заведено выражаться, утонченному фетишисту. Единственным словом, вырвавшимся изо рта после вакханалии, было благодарственное «Спасибо!».

— Алис, ты лишь Тольке не рассказывай о этом, ежели помиритесь.
— Все-же мы друзья.
— Ежели для тебя нетрудно.

Я кивнула и чуть ли не, наконец, поставила условие, что сделаю это в обмен на повторную встречу. Все солидное, жившее во мне до данной для нас встречи, взывало заткнуться, пришлось наконец-то прикусить язычок. Вроде бы то ни было, а с Анатолием мы продолжили, как мы выражаемся, любовную интрижку, он до сего времени не, стало быть, знает, что я ему изменила всего раз, зато с 3-мя его друзьями!