Меню

Моя новогодняя фантазия

22.06.2016 - Фантазии

Приветствую всех, меня зовут Вячеслав! Уважаемые товарищи извращенцы, почитатели эротического чтива, фантазеры и просто обычные люди, которые случайно наткнулись на страничку с моей сексуальной фантазией, здесь все чистый вымысел, никакой правды и любое сходство с настоящими людьми является совпадением, мое условное имя Славик тоже придуманное! Если что, заранее прошу извинения за мои последующие отступы от темы. Итак, приступим. Раннее утро последнего дня уходящего года началось необычно рано, я спал в постели с шелковыми простынями, а через окно еще не начало проглядывать солнышко, зимняя ночь своим холодом вынуждала нырнуть меня снова под одеяло. Трусы лежали около входа в спальню рядом с моими джинсами, которые я спешно снимал, заходя на огонек к двум подружкам с лесбийскими наклонностями. Лесбиянками их назвать не могу в силу большой любви к мужскому члену, пожалуй, назову их распутными потаскухами, которые могут обслуживать как мужчин, так и женщин, что в моем случае являлось весьма выгодным сексуальным отклонением. Бисексуалки спали с двух сторон от меня, чья-то теплая рука спокойно лежала на моем животе, а другая лапка с цепкими коготками удерживала вялый, много раз выстреливший фонтаном белых брызг за ночь член. Конусная вершина ствола пульсировала, рвалась в бой, но я собственными бедрами чувствовал, какая она горячая, ноги буквально обжигало теплом от моего стержня, еще одной дегустации потенция могла бы не выдержать!

— Славик, солнце, ты куда? Еще так рано? – хрипло простонала студентка Илона. – Пошалим еще немного, твой оловянный солдатик у меня в руке!
— Киска, солдатику нужно в туалет, иначе он может обидеться! – шутливо ответил я девочке, которая своей королевской наготой мерцала в предрассветных сумерках.
— Котенок, в туалет и обратно, а то мы замерзнем тут без тебя! – подключилась сонным голосом к беседе Анфиса. – Будем греться трением тел, поэтому не теряй даром времени.

Что ж, обидеть таких горячих студенток я не мог, их дух совершеннолетия и бунтарства требовал изгнания злых бесов через лизание промежностей, поэтому я накинулся как вепрь из темноты на Илону, чей задок оказался ко мне ближе всего, пальцы пустил в Анфису. Кунилингус, мастурбация, ануслинг были моим хобби, поэтому счастливые куколки кончили очень быстро затем еще раз и еще, после чего я надел резиновое изделие №2, залив предварительно уйму смазки в презерватив. Вторую половину охлаждающей субстанции я отправил разогретые, взмокшие девичьи щелочки. Вязкая струя приятно пахнущего средства тянулась по воздуху и словно мед накладывалась ступенями на упавшую каплю, образовывая своеобразное озеро плотских надежд. Некоторые промашки в темноте можно было простить, поэтому я с разгону вошел своим шпилем в попку одной из девочек, но та лишь сладко взвизгнула, собирая простынь в кулаке.

— Славик, предупреждать нужно, что в попу хочешь взять, — выдохнула из легких Илона весь имеющийся воздух, — у тебя ведь не висюлька пиндюрочная, а здоровенный шланг!
— Ой, Анфиса, извини, я не нарочно, просто по смазке переадресация звонка произошла! – отшутился я и принял серьезное ускорение, долбя попу исступленно стоявшей студентки.
— Я тоже в попку хочу, — начала меня радовать Илона своим настроением, — Анфиса, сделай мне анальный фистинг.

И вот я как царь натягиваю одну свою наложницу, вторая при этом от нее получает в задний проход узкую, нежную ручку, мои пальцы сильно вцепились дамский крепенький задок, но толчки и телодвижения сокращающейся в оргазме партнерши заставляют перста скользить по ее вспотевшей коже. Глаза похабно глядят на раскрывшийся анус Илоны, она как станок подмахивает ногами, тазом, всем телом, нанизывает свой седалищный нерв на два, нет, извиняюсь уже на три пальца, потом остальные два пальца входят вовнутрь и замирают. Торопиться при фистинге – плохой знак, поэтому даже моя несусветная озабоченность заставляет тело притихнуть, оставив гениталии перед сжимающимся как щупальца осьминога анальным входом Анфисы. Весь канал как тело амазонской анаконды при поимке добычи сжался, и в голове промелькнула дурная мысль о том, как хорошо, что человек не дышит через член, иначе я бы точно сейчас задохнулся.

— Давай, дорогая, без резких движений, но не прекращай давить, адаптироваться все равно не получается!
— Моя сладкая, так уже по кисть вошла рука, еще глубже?
— Хочу по локоть, а лучше по плечо, заставь меня выть от наслаждения, орать нецензурную брань…

Прекращать спектакль двух рук пришлось именно мне, ведь все-таки член в попе будет приятнее женских конечностей, обе мерзавки кончили с такой силой, что будильник не понадобился большей части обитателей их многоквартирного дома. Эти свирепые, сладострастные крики на восходе солнца разрывали пространство, останавливали время и заставляли солнце медленнее подниматься из-за кровавого горизонта. Моя эякуляция была беспощадна, но не бессмысленна – придатки так болели после ночных увеселений, что простата внутри буквально воспалилась и отдавала резями к анусу, но выплеск белого нектара спас тело от мученических страданий. Сперма хлынула потоком в лица чертовых проказниц, белые капли фонтанировали из устья уретры мелкими брызгами вначале, потом же на Илону и Анфису проливным дождем обрушился спермапад. Мои гениталии плавали в скоплении семенной жидкости, а из дрючка не переставала брызгать эссенция, она ручьем наливалась на кровать, где я продолжал танцевать постельный крамп. Душевная гибкость распахнутых дверей заставляла чувственно наслаждать тело приятной негой, вспышками эйфории, чувственностью, из-за которой низ живота конвульсивно трясся, а вслед за этим спазмом волна оргазма пробивала каждую клетку моей человеческой оболочки.

— Душечки, я уже не могу, прекратите это вытворять со мной, иначе сердце остановится, а ведь я такой еще молодой! – умолял я блудниц, хотя сам не понимал смысла собственной просьбы.
— Пупсик, откуда такой прилив спермы? Из тебя льет как из водонапорной башни!!! – радовалась испачканная Илона, надрачивая мой член.
— Какая вкусненькая начинка, я нахлебалась ее так, что желудок уже полный и больше в него не влезает, — сказала в перерыве между отсосом Анфиса.
— Если вы не прекратите подачу из водонапорной башни, тогда мой брандспойт разорвется при выдаче очередной порции наполнителя. Значит, так – Анфиса, ты делаешь мне ануслинг, а ты Илона сосешь яйца, погружая всю мошонку себе в рот. Если сможешь, придави придатки губами, только нежно и не вздумай кусаться, чтобы в новогоднюю ночь у тебя был секс, а не посиделки с кастрированным, ущербным получеловеком.

Прошу не судить меня строго, это всего лишь мои несбыточные фантазии, которые неосуществимы будут даже, если я буду знаком с самим Дедом Морозом, буду иметь Крестную Фею – исполнительницу желаний и буду иметь блат с другими сказочными персонажами, способными на реализацию желаний. Очень часто после незащищенного секса мужчина вынужден высунуть из женщины член, таких баб обычно называют невменяемыми, они жутко орут фразу «Не в меня», беру свой посох в руку и дрочу его, давлю, кручу, сжимаю, пока сперма не прекратит прыскать на партнершу. Вот только мое недовольство в том, что я кряхчу от пятнадцати минут (первый секс за день) до бесконечности (4-5 палка, кинутая своей сучке с перекуром на глоток воздуха и воды). Женщина же в момент своей кульминации может оргазмировать до трех минут, а мне за мои потуги достается пятисекундный взрыв из бездны накопленных фантазий. Поэтому в своем описании идеального секса я эякулирую целых пять минут, заливаю моих девочек лавиной белого семени, сам при этом потею и кряхчу как старый дед, пытаясь выдавить последнюю каплю из себя силой воли.

— Славик, Слава, Славичек, Вячеслав, мать твою через коромысло, кончай кончать!!! – радостно поигрывая ладошками в однородной белой массе, сказала Анфиса.
— Ты сейчас соседей затопишь, гигант. Там бабке с дедом не понравится, что на них с потолка капает чья-то семенная жидкость! – обломила меня Илона, придавив с силой стухшие маракасы.

Утренний недоёб барышни устранили сполна, меня же в отместку ха хорошую порку покормили деликатесами, морепродуктами для повышения потенции, напичкали белком с целью восстановления баланса. Откуда у студенток все это добро, спросите вы? Откуда же мне знать, ведь это всего лишь моя фантазия! Моя обвисшая мотня, оттягиваемая ночью тяжелыми шарами, постепенно стала возвращаться к нормальному виду, купание в холодной воде вернуло тело в норму, и я помчался на улицу, как ошпаренный кипятком. Мои прекрасные прелестницы как две нимфоманки перед выходом окружили меня и взяли слово, что Новый Год я буду праздновать именно с ними и ни с какими другими блядями, поэтому вечером я снова должен примчаться на огонек с последующим выплеском тестостерона на пол.

— Девушка, передайте за проезд! – говорю сексапильной рыжей девице, которая стоит ко мне впритык в общественном транспорте.
— Вот, держите сдачу! – отвечает мне бестия, от которой пахнет сладким ароматом дорогих духов.
— От вас буквально веет добротой, я бы с такой властной киской замутил! – шепчу ей на ухо как дамский угодник комплименты на современный манер.
— Что ты говоришь? Неужто? Я, если что без трусиков. Докажи, что ты такой же храбрый на деле, как и смелый на язык! Трахни меня в общественном транспорте.
— Может быть, тогда познакомимся?
— Ирина!
— Вячеслав!!! – официально представляюсь солнышку.
— Поторопись, через три остановки все выходят, нет времени на болтовню!

Огненные рыжие волосы легкодоступной дамочки пахнул сладковатым ароматом розы, ее бледная шея выглядывает из-под бежевого плаща широкого покроя до колена, грудь упирается в красотку, которая стоит поодаль от нее, а ноги широко раздвинуты на ширину плеч. Я не опаздываю на работу, есть полчаса про запас, поэтому тихонько приспускаю штаны, задираю подол самки себе на орган. Ирина, действительно, без трусов. Интересно, что же ее толкнуло поехать в дикий холод на работу без нижнего белья, неужели мое больное воображение? Головка члена, вымытая, вылизанная, высосанная и благоухающая ароматом лавандового масла, которым я ее смазал перед выходом для успокоения, упирается в промежность попутчицы, но когда дырочка не смазана, в нее трудно проникнуть самому стойкому жезлу. Поэтому я собираю всю имеющуюся во рту слюну в ладонь, просовываю леди ее между ног и массирую влажную писю рукой, пока половые губы не распахнут свои объятия. Внезапно весь салон маршрутного такси наполнился запахом, который могут учуять лишь самые извращенные, преданные кунилингусу и бабской манде мужчины, я вдыхаю поры чрева и массирую чавкающую плоть. Играющий в динамиках шансон, которому как богу поклоняется усатый водитель-кавказец, затихает перед хлюпаньем и причмокиванием дамского органа, все пассажиры делают вид, что не замечают творящегося акта любви.

— Вставляй ты уже, Вячеслав, иначе я достану из сумки свой вибратор и сама себя удовлетворю! – стонет мне через плечо в ухо Ирочка глубокая дырочка.
— Ротик прикрой, шалава! – говорю ей настолько нежно, насколько позволяет ситуация.

Член входит в расплющенный лаской вареник, пальцы бегут при толчке останавливающегося автомобиля по волосатому лобку прошмандовки, а потом я кладу мокрую, подсыхающую ладошку незнакомке на губы. Ее красная как у пуританки помада размазывается по щеке, нос выдыхает на мой указательный палец теплый воздух, ее зубки покусывают нежную кожицу руки, когда член влетает в развал вместе с придатками. Да-да, мой огромный, крепкий хер входит в раздолбанное ущелье вместе яйцами, заставляя рыжеволосую суку кончать в маршрутке, ощущение тепла на мошонке стимулирует очередную ударную волну семяизвержения. Я гляжу в сторону, а на мой набухший хер, изредка показывающийся под плащом Ирины, смотрит молодая, экстравагантная леди, ее глаза пожирают мой кочан, как только что сваренную кукурузу.

— Эй, ты кто такая? Вуайеристка? Почему дрочишь глядя на наше возлияние? – задаю вопрос еще одной незнакомке, не переставая долбить дупло Иришки.
— Мой парень несостоятелен как мужчина, на такие поступки может отважиться только самый смелый, уверенный в себе кобель. Слушай, дашь пососать, когда спускать будешь, а я пока свою кисоньку побалую, все равно еще ехать пятнадцать минут!
— Учти, если обронишь мою сардельку, тебя зальет с ног до головы белой слизью, потом долго не отмоешься!

Тут мой шомпол получил вторую жизнь, окоченел до консистенции закаленной стали, пофигизм стал возобладать над уважением к окружающим, а самоуверенность перешагнула черту. Трахать без резинки незнакомку, а потом давать член за щеку в маршрутном такси второй незнакомке, разве это не мечта каждого ныне живущего мужика, не успевшего обрести счастье стать семьянином и отцом? Наблюдательница устроила себе настоящий вагинальный фистинг, введя персты, а затем и кисть в свою сладко-соленую со щелочным привкусом дырочку, аромат заполнил еще сильнее кабину, заставляя от нашего частого, тяжелого, глубокого дыхания. Ира сжимала ноги, пытаясь удержаться на каблуках при прыжках амортизаторов, сражающихся с ямами на дороге, при этом она непроизвольно помогала мне приблизиться к финишной черте, пересекать ее нужно было с Полиной. Полина – это та самая онанистка, которая мастурбировала езду во время езды, ее ротик уже был раскрыт и ждал белкового концентрата в большом количестве. Отказать в удовольствии я не смог – сунул хер до самых гланд, прижал затылок руками, лбом милашка уперлась мне в лобок и стала давиться спермой, которая прямым путем сразу попадала в начало пищевода. Ни единого пузырька терпеливая куколка не пустила из носу, все съела и еще поблагодарила перед выходом.

Можете назвать мою писанину ахинеей, по сути, она таковой и является, простоя я так выражаю мысли, стараюсь хоть на бумаге реализовать свои фантастические идеи с пикантным уклоном в секс. Если было тяжело читать до этого момента, бросайте и переходите к пошлой, банальной классической схеме, у меня же все необычно, поэтому может кое-кого заинтересовать. Короче, продолжу болтовню!!!
Вошел на работу довольный и счастливый, писюн снова как перископ у подводной лодки поднялся, ищет дырку, а тут все барышни красивые, разодетые, короткий день с всеобщим чаепитием отдела, начальник обещал навестить. Вот хожу я между цыпочками, то одну поцелую в губы, то другой по жопке шлепну, то по ляжке какой-нибудь одинокой сидящей в углу коллеге проведу с намеком на перепихон после окончания корпоративного сбора. Естественно, до выступления начальника Михаила Александровича никто не разбегается и не злоупотребляет на рабочем месте, чтобы в грязь лицом не ударит при выписывании премии. Этот крендель у нас любит одному человеку дать пять окладов в новом году, так он мотивирует остальных к действию, поэтому его уважают, ценят, любят!

— Вячеслав Алексеевич, зайди, есть разговор! – обратился шеф, когда прошел мимо аплодирующих жополизов.
— Что-то случилось, Михаил Андреевич?
— Короче, все и так догадываются, кому уйдет премия – Машеньке из бухгалтерии. Она моя любимица и строчит так дерзко, что у меня уздечка набую лопается во время ее заглотов, но это же не повод такому работяге как ты оставаться без гроша в кармане в преддверии Нового Года?
— Нравится ваш ход мыслей, шеф. Что нужно сделать?
— Твоя деловая жилка такая же чуткая, как у меня в молодости. Короче, Анастасия, моя секретарша ломается, что у нее муж, сосать не хочет, в жопу не дает, только писькой меня иногда радует, а у самой буфера пятого размера, задница как две тумбочки письменного стола, бедра крутые, сочные, ноги красивые. Тут и между сисек присунуть можно, ногами она, наверное, дрочит как богиня, глубина попки не поддается измерениям любыми глубиномерами, а смокчет у муженька она как опытная минетчица. Хочу вот эту сучку после корпоратива отодрать в два ствола в назидание, может, отпустит ее, станет шалава сговорчивее, только нужен мне напарник для того, чтобы дуплетом ее поюзать. Как на это смотришь?
— Подумаешь, за ночь десять раз кончил, силы то позволяют такую цыпочку отодрать! Но можно ее просто споить и ети, пока не обоссытся кипятком на столе. Кстати, если вынудить ее испить собственной мочи, станет покладистой и исполнительной как ваша бухгалтер Маша.
— Креатива тебе не занимать, кобель! Поэтому после исполнения моего предновогоднего желания получишь конверт с бабками, там немало…

Чем мне насолила замужняя барышня по имени Настя? Да ничем, собственно, просто с начальником у меня все всегда гладко и трахает свою подчиненную он регулярно, но если же к ней пальцем кто прикоснется, зароет в снег! А мне как мужику-сластолюбцу запретный плод сорвать с дерева разврата и продегустировать на сахар очень бы хотелось. И вот все сотрудники сытые, счастливые, довольные бегут домой, только секретарша вынуждена коротать время вместе с начальником, Настя уже готова поршень полировать языком, анус шлифовать губами шефу, а тот ее не отпускает, мол, рабочий день и все такое. Когда же секретарша станцевала свой лебединый танец стриптизерши, обнажила чресла и уселась на хер боссу, в комнату вхожу я, точнее влетаю как супермен с обнаженным древком между ног. Я несусь к испуганной грядущим порицанием, осмеянием секретарше, она дрожит от страха, что ее супруг узнает об измене, но вместо нравоучений и наставлений она получает мой горячий сладкий писюн за щеку.

— Ну, вот, а говорила оральная девственница! Гляди, как причмокивает, небось, сладкий леденец вкусила и ждет, пока йогурт из него прыснет в рот! – радуется победе начальник, просовывая под локтем своей дамы белый конверт с зелеными купюрами.
— Угу!!! – нечленораздельными звуками соглашается Анастасия.
— Угукать и агакать будешь с мужем, а сейчас стони на весь этаж, чтобы окна тряслись от твоих сладострастных ахов-вздохов. Два ствола в жопе и ты приносишь мужу внеочередную премию, идет, Анастасия?
— Угу!!!
— Михаил Андреевич, не оторвать бабу, присосалась как пиявка, словно у нее за щеками щупальца, язык так шлифует, что у меня сердце ёкает!
— Будешь марки всю жизнь лизать, и не такой фокус сотворишь!!! Ставь ее уже раком, давно это очко нужно было порвать.

И вот шеф снизу, чтобы поршень глубже в дыру ввести Настькину, его секретутка посерединке, а я наверху, как верховное божество вгоняю член в очередную самку, потирая им о такой же величественный орган моего непосредственного начальника. Наш бутерброд стонет, у шефа наступает катарсис, а я терпеливо жду, когда Анастасия начнет брыкаться как необъезженная лошадка и пытаться высунуть мой палец, вставленный ей в очко. Я сделал этой милашке одолжение в виде неожиданной дефлорации, прием «Вилка в розетке» прошел без осложнений, осталось вертихвостке смазать щелку и ее анальная девственность простится с телом. Мужу придется объяснить, что же произошло с ее целомудренностью, воспитанностью, ведь после взбучки с Михаилом Андреевичем ее тело вновь попросит анального возлияния, только более пылкого, страстного, неутолимого, как у школьниц, вкусивших прелести разврата. Я не вижу завершения полового акта шефа и секретарши, потому что нужно поберечь порох и не опустошать обойму, ведь самая долгая ночь в году будет проходить с балованной Илоной и развратной Анфисой.

Мы подбираемся к завершающему участку моей необычной, странной, слегка извращенной фантазии, все самое вкусненькое я приберег на вечер, который обязательно будет проходить под рождественской елью. Уровень анального разрушения достигнет пиковой отметки, и все потому, что трах в попку с неумелыми барышнями всегда происходит крайне импульсивно, не размеренно, дико, иногда вместо желаемого ты получаешь мешок слез и обиду на несколько недель. В моей фантазии все проходит гладко, без обмороков, коричневых брызг, матерщины и ругани, которую любят устраивать недовольные сексом дамы.

— Славик, привет, а мы тебя давно уже ждем, успели вмазать по одному бокалу домашнего вина, между прочим крепленого, ты ведь все равно трезвым не собирался к нам приходить?!– сделала попытку собственного оправдания Анфиса.
— Я только под чаем, но в запасе у меня много сладостей, вкусняшек, алкоголь и вам подарки, девчонки! – говорю я и ставлю полные сумки с провизией на пол.
— Какие подарки, жеребец, нам кроме твоего торчащего члена ничего не нужно! – парирует мою фразу Илона и строит из себя скромницу вселенского масштаба.
— Да ладно, какая девчонка не хочет получить по золотому колечку под Новый Год, и по шубке, пусть не норковой, но все-таки мягкой и теплой, как у самого Санты?

Мои пупсики получают ювелирные изделия, которые филигранно вытачивал мастер, точно так же филигранно я трахал поутру этих двух леди, что было неоценимо приятной вещью. Сексуальные костюмы американского дедушки Мороза для распутниц идеально садятся на тела моих верных спутниц на этот вечер, около елочки цыпочки выплясывают танец и задорно целуются по-французски, чем подымают мне настроение и член. Их голые попки сотрясаются от ударов, между булочек мелькают две розовых дырочки, а переполняющее желание, возбуждение, страсть вынуждают нас начать празднование немного раньше, чем по телевизору начнет выступление глава государства. Мы не ждем полуночи, ведь праздничная ночь обещает исполнение всех желаний, которые не сбылись в минувшем году, а это заставляет нас сделать как можно больше за пару часов до боя курантов на Красной площади. Мои крошки становятся раком, ожидая, что каждая сучка будет оттрахана по-собачьи, но вместо этого я достаю два флакона с взбитыми сивками, вставляю их наконечниками в попки и жму на кнопку. Пена под невероятным давлением входит в прямую кишку Илоны и Анфисы, их трамбует под завязку, а когда ингредиента со вкусом ванили становится предостаточно, я достаю червей. Это жевательные конфеты в виде длинных червяков, которыми мне хочется почему-то нафаршировать два женских задка вперемежку с белковым продуктом. Пальцы пачкаются в вытекающем белом соке, влагалище пускает нектар любви у бесстыдниц, глаза любуются набухшими и повисшими сиськами покорно стоящих в наклоне партнерш. Случайно замечаю, что девочки хвастаются молча своими подарками и терпят мои выходки, словно две жены по цене 10000 рублей за каждую (кольца по 7500 и наряды за 2500 рублей), дешево и сердито!

— Девочки, я вас хочу угостить салатом, который я приготовил!
— Славик, мы с Анфисой его с удовольствием попробуем, но и тебе частичку придется вкусить.
— Я согласен, но нужно хорошенько взбить ингредиенты! Где ваш любимый вибратор?
— Илона его у себя под подушкой держит, когда тебя нет рядом!

И вот, я вставляю секс-игрушку в задницу Илоне, моторчик работает на последней скорости, перемешивая девичьи испражнения, сливки и конфеты, Анфису приходится месить сладкой карамельной тростью вручную, чтобы не обидеть лаской и нежностью. После все это добро малышки сливают в глубокую тарелку, наполненные воздухом попки разрываются при выходе салата, сокращения заставляют брызги лететь чуть сильнее, повисая у меня на руках и лице. Я гляжу прямо в дырочку, откуда льется сладкий йогурт, иногда облизываю, словно повар, дегустируя приготовленное в милых леди блюдо. Мои дикие кошечки набрасываются на еду и вылизывают начисто тарелку, поблескивая золотыми украшениями на безымянных пальцах, их шубки уже лежат под ногами и на них мы займемся чумовым анальным сексом.

— Девочки, надеваем на себя гирлянды, я хочу, чтобы вы светились не хуже новогодней ели, когда приготовитесь кончать!
— Славик, ты просто наш герой, так все придумал! – хвалит меня удовлетворенная единожды Анфиса.
— Я хочу от тебя потомство, такое большое, чтобы меня называли матерью-героиней!!! – скулит в экстазе Илона.
— Куколки, спермы на всех хватит!!!

Мои крутые тёлочки сверкают огнями всех цветов, переливы разноцветных огней превращают моих кудесниц анального мастерства в два больших фонаря, которые я приготовился драть своим бурильным аппаратом, их пилотки – это непаханое поле, две борозды, которые нужно обильно залить жизненной влагой. Наше развлечение продолжается во время президентской речи, при этом я успеваю трахать потаскух, раскупоривать шампанское и произносить тосты за наше светлое, счастливое, насыщенное событиями будущее. Пена хлыщет через горлышко бутылки с игристым вином, падает прохладными каплями на поясницы моих мигающих самок, а бокалы в этот момент наполняются напитком королей. У нас остается несколько секунд, чтобы смачно кончить в одновременном порыве нежных чувств, заорать от наслаждения и грядущего за эйфорией катарсиса в такт взрывающемуся за окном салюту!!!

Моя нескромная сексуальная фантазия подошла к логическому завершению. В ней было много ереси и несусветной чуши, но могу сказать одно – я бы с удовольствием ее пережил наяву и если дух рождества все-таки существует, то пусть он для меня организует подобный денек хотя бы к концу нынешнего года. Всем до свидания, рад был поболтать. Искренне ваш Вячеслав.