Меню

Горячая секретарша

26.06.2016 - Служебный роман

Это все вышло не со мной, но в силу, как люди привыкли выражаться, того, что я работаю конкретно в данной фирме, и в силу того, что вся эта история была мне рассказана, как всем известно, конкретными участниками этих событий без всякого запрета на ее предстоящее изложение, считаю себя вправе предать ее для вас, дорогие читатели.
У нас маленькое предприятие, занимающееся достаточно выгодным делом, и наш, как большая часть из нас постоянно говорит, маленький, но комфортный кабинет находится прямо в центре городка. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что по специфике работы, клиенты, при этом руководители компаний партнеров, должны лично, наконец, посещать нашего директора на, мягко говоря, предмет заключения договоров и подписания принципиальных бумаг.
Естественно, такое событие также накладывает определенные обязательство на «лицо офиса» — секретаря начальника, человека, с которым клиенты сталкиваются, появляясь на пороге, как люди привыкли выражаться, приемной.

Это обязана быть, как люди привыкли выражаться, образованная, сообразительная, и уж, непременно, прекрасная деваха, способная обворожить визитеров.
Прежняя на наша, «помощник директора по общим вопросам», не так давно отправилась в декретный отпуск (молвят, а я точно знаю, не без помощи, как все говорят, самого шефа), и остро стал вопросец о новой.

Но стремительно отыскать толковую подмену чрезвычайно нелегко: привлекательных дам много, а вот чтоб они к тому же умели хорошо как бы работать — здесь неувязка.
Кабинет уже как бы задыхался без как бы обычной девченки на побегушках, как спасение пришло с совсем, как многие выражаются, нежданной стороны.
У нас, стало быть, работает менеджером по продажам одна очень, как заведено, смазливая, но более, как большинство из нас привыкло говорить, стервозная крошка, к которой я пару раз подкатывал и максимум, чего же сумел как раз достигнуть, это скоропалительного минетика на корпоративе.

В общем, эта девица также предложила кандидатуру собственной родной сестры, которая лишь не так давно закончила, в конце концов, институт и была на неплохом счету, на собственном прошлом месте работы.
Шеф согласился поглядеть на соискательницу вакансии и, на четверг были также назначены смотрины. Само-собой разумеется, а вот что там происходило, и как ее воспринимали на работу, я вызнал от нее, как мы выражаемся, самой, данной самой Светочки, когда она стала, потом, моей легитимной, как мы выражаемся, женой.

В назначенный час она пришла в кабинет (было уже половина седьмого и там уже фактически, как мы привыкли говорить, никого не было), ее также встретила сестра и провела в кабинет к основному, который чрезвычайно обходительно, мягко говоря, поздоровался, представился и предложил ей сесть. Само-собой разумеется, опосля нескольких, как мы с вами постоянно говорим, обычных фраз о прежнем месте работы, он предложил ее сестре, Людмиле, которая была совместно с ними, подождать за дверью, пока он будет наиболее тщательно, наконец, знакомиться с досье новой.

Люда вышла и, неплотно притворив дверь, чтоб, по способности так сказать слышать, что все-таки происходит снутри, осталась в приемной, раскладывая пасьянс на компе.
Самого разговора ей так и не удалось, наконец, услышать, но через какое-то время, из-за двери послышалась, как всем известно, непонятная возня и, узкий голосок ее сестры запричитал: — Не нужно! Не нужно!

Она стремительно так сказать кинулась в так сказать кабинет шефа, и увидел, как мы привыкли говорить, такую картину: директор, стало быть, стоит перед сидящей на стуле побледневшей Светочки, его брюки, вообщем то, спущены, одной рукою он придерживает, как все знают, собственный полу возбужденный хер, поднеся его к губам девахи, а, как всем известно, вторую запустил в копну ее светло, как все говорят, русых волос, и как бы придавливает голову к собственному паху, не, как большинство из нас привыкло говорить, давая ей отвернуться. И действительно, света посиживает с обширно, как все говорят, раскрытыми очами, плохо, как мы привыкли говорить, понимая, что происходит, ее губы плотно сжаты и она в, как люди привыкли выражаться, полной растерянности.
Увидев прибежавшую Людмилу, начальник грязно, стало быть, выругался и спросил, какого черта, она наконец-то подсунула такую, как заведено, непокладистую цыпочку, ведь было ясно сказано, что не только лишь услуги секретаря потребуются! И кто, по ее воззрению будет, наконец, ласкать супротивных клиентов в сауне: ему, снова, на проституток, наконец, тратиться, либо снова по хоть какому поводу вызывать в баню саму Людмилу?

Светочка была стопроцентно ошарашена! Она и не представляла, каким образом достигает больших результатов ее сестренка, а та, покраснев о смущения и собственной полной слабости, залепетала, что она все устроит и все, мягко говоря, будет отлично. И действительно, тогда шеф отдал приказ ей встать перед ним на колени и показать собственной непослушливой сестре, как нужно снимать рабочее напряжение директору раз в день во время, как многие выражаются, обеденного перерыва.

Повинуясь безоговорочно, Люда как раз опустилась к его ногам и взяла в рот впечатляющий инструмент, как заведено выражаться, волевого мужики. Очень хочется подчеркнуть то, что она начала сосать, сосать со познанием дела глубоко, и шеф, от замечательного наслаждения, прикрыл глаза, а когда открыл их, то нашел, что сейчас его член полируют сходу две чиксы.
Оказывается, Люда не теряла времени даром, и все же, вообщем то, уверила сестру наконец-то принять роль в минете.
Директору это чрезвычайно понравилось, и хотя две девахи чрезвычайно также старались, он отстранил Людмилу, чтоб как бы насладиться молодыми губами и язычком собственного, как все говорят, новейшего приобретения: он уже принял решение о том, что зачислит в штат Светочку, надеясь приучить ее к, как мы привыкли говорить, полному подчинению.

Скоро он начал кончать, и Света, захлебываясь и задыхаясь, стала так сказать глотать потоки его семени. Надо сказать то, что когда он стопроцентно излился, он присел на стоящий недалеко диванчик, с, как все говорят, удовлетворенным видом, и знаком показал Людмиле, что она обязана отмыть его член и приготовить его к предстоящей работе: — Чрезвычайно желаю, стало быть, испытать киску данной упорной молодушки! — добавил он, улыбаясь.

Света не выдержала такового, вскочила со стула и бросилась к дверям. Всем известно о том, что извинившись за нее, Людмила тоже кинулась за ней, и догнав в, как многие думают, приемной стала наконец-то уговаривать. Вообразите себе один факт о том, что она разъясняла собственной младшей сестре, что в этом нет ничего отвратительного и, как многие думают, ужасного, что это чрезвычайно комфортно и прибыльно: неизменные, как все знают, валютные призы, поблажки, ну и от клиентов наконец-то перепадает кое-что! Светланка ревела три ручья, но сестре также удалось переубедить ее, и наспех поправив поползший от слез мейкап, две сестры также возвратились назад.
То, что все вправду, мягко говоря, удалось, директор сообразил сходу. Не для кого не секрет то, что он подозвал их к для себя и произнес Люде, в конце концов, исполнять уже произнесенное, а Свете, наконец, раздеваться прямо перед ним. Необходимо подчеркнуть то, что и пока Людка слизывала проворным язычком незначительно, как мы привыкли говорить, подсохшую смесь спермы и соков сестры, Света снимала с себя платьице, расстегнув с трудом молнию на спине трясущимися руками и стягивая его через голову.

Осталась она лишь в трусиках и чулках, на встречу, она пришла без бюстгальтера, уверенная в собственной, как все знают, упругой высочайшей груди. Как бы это было не странно, но и сейчас, конфузливо, как мы привыкли говорить, прикрывая ручками сисечки и лоно, стояла и смотрела, как ее сестра, мягко говоря, заглатывает по, как многие выражаются, самые яичка хер чужого мужики.
Когда боссу показалось, что с него довольно, он отодвинул, как люди привыкли выражаться, штатную минетчицу в сторону и, встал с дивана.
— Ложись! — скомандовал он Свете и показал на широкий письменный стол, за которым обычно работал.
Все так же, прикрываясь ладошками Света подошла к столу и наклонилась рачком, выставив круглую попочку. — На спину! — усмехнулся шеф, и подойдя к ней одним движением развернул даму и просто надавив на грудь уложил на стол. Возможно и то, что он стоял и, вообщем то, любовался ее доступной, как большая часть из нас постоянно говорит, красотой и, как мы привыкли говорить, ласковым телом, а позже приподнял, как большинство из нас привыкло говорить, тонкие ноги и, разведя их в стороны, приблизился торчащим членом к шелковым, как многие думают, бежевым трусикам. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что позже, высвободив одну руку, он сдвинул их в сторону и мягко надавив, вошел в ее киску. Необходимо отметить то, что света звучно, вообщем то, вздохнула, когда его конец просочился в нее, и продолжала постанывать в темпе его движений, пока вдруг не, стало быть, вскрикнула, сжав тонкими пальчиками его, как заведено выражаться, волосатые руки, и ее сестра, увлеченно, как большая часть из нас постоянно говорит, смотревшая на все это, сообразила: она, стало быть, кончила!

А директор никак не мог насытиться, как большинство из нас привыкло говорить, молодым телом, трахал ее до остервенения, поставил раком и даже как бы пользовался попой, не глядя на ее, как мы с вами постоянно говорим, слабенькие протесты. Как бы это было не странно, но и пока он сношал новейшую сотрудницу, ее сестра целовала то его, то сестричку, сама до невозможности, как заведено, возбужденная, желающая проникания.
Когда он кончил в Свету во 2-ой раз за денек, сейчас уже в жопу, он удовлетворенно поглядел на нее, лежащую перед ним с обширно, как мы привыкли говорить, раздвинутыми ногами и произнес: — Мягенькая девченка! Податливая! — и похлопал ее по ягодицам.