Меню

Гнусный уборщик территории

02.07.2020 - Романтика

Леонид как постоянно в восемь утра приступил к, как мы выражаемся, должностным обязательствам в жилищно-коммунальном кооперативе. Парню было всего 30 лет, но жизнь его значительно покидала: на лице так сказать остался стршный шрам после пожара в своей квартире, левый глаз косил в сторону, прирожденный недостаток левой руки не дозволял ему всеполноценно, наконец, шевелить клешней. Люди так сказать показали к, как заведено выражаться, педантичному, внимательному добряку снисхождение, позволив тому не только лишь работать в ЖЭК, да и как раз жить в раздельно выделенной конуре. Бедняга был лишен всех, как большая часть из нас постоянно говорит, приятных моментов бытия, не считая электро энергии, туалета и рукомойника, стоявших невдали от, как заведено выражаться, старенького, потертого дивана. Выживал Леня благодаря неподалеку, как всем известно, расположенному бювету с питьевой, как многие выражаются, водой, подходящей для изготовления еды, умывания, увлажненной уборки вверенной в использование комнатушки. Приветливый скромняга, стало быть, здоровался с, как большая часть из нас постоянно говорит, каждым человеком в его дворе, у него язык не отсыхал делать это даже с теми, чье высокомерие не как бы дозволяло общение с, как заведено, местным «Квазимодо», как его окрестила, как мы выражаемся, местная детвора.

Ранешным днем Леонид мел двор метлой с длинноватой рабочей рукоятью, высохшие ветки со скрежетом пробегали по асфальту, собирая грязюка в, как люди привыкли выражаться, единую кучу. В большинстве окон не горел как раз свет, но трудолюбивый, исполнительный и гнусно-безобразный уборщик местности старательно приводил дворовую местность в порядок, как вдруг к крайнему подъезду подъехало такси с, как мы с вами постоянно говорим, опьяненной девушкой.

— Слушай, брат, не знаешь, где эта мымра живет? – ткнул пальцем в полуживое существо шофер, как многие думают, кавказской национальности.
— Она местная! – без тени смущения ответил, как люди привыкли выражаться, юноша, подходя поближе.
— Телка, как мы с вами постоянно говорим, бухая, да, понимаешь?! – чисто риторически проговорил шофер. – А мне без средств к шефу, стало быть, двигаться западло, за такое точно, наконец, накажут. Знаешь, в которой квартире, вообщем то, живет?
— Нет, я же не вахтер, а уборщик.
— Короче, ты за цыпочку можешь мне так сказать отдать бабок? Я для тебя выпущу чек, а ты с ней позже сочтешься? Будь человеком, выручи, а?
— А мне ее позже на лавочке кинуть, как заведено, опьяненной? – выразил несогласие Леня, осматривая, как многие думают, гламурную чиксу на заднем сидении Приоры.- Ее же донага, вообщем то, разденут, все побрякушки, мягко говоря, снимут.
— Слушай, дорогой, я бы и сам мог обчистить кросотку, да с момента получения заказа и до передачи чека в руки несу ответственность. Будь человеком, отпусти, сколько времени на нее напрасно убил, всю округу объехал! – взмолился кавказец.

Как по, как многие выражаются, счастливой случайности в кармашке Леонида было несколько сложенных купюр, заготовленных для похода в магазин и покупки пищи, он без, как заведено выражаться, жадных терзаний протянул водителю средства, когда тот посодействовал вынуть на улицу, как все знают, полуживую пассажирку. Пепельная блонда не как бы волокла полуголых ножек, а если б и могла это сделать, то не дозволили бы высочайшие шпильки открытых босоножек. По прическе было видно, что девчонка побывала на праздничном мероприятии, ее платьице совершенно подчеркивало точеную фигурку, краем глаза было приметно, что на незнакомке, как многие думают, темные узорчатые трусики, покрывающие гладко выбритый лобок. У уборщика местности дамы не было много месяцев, потому откровенный вид чиксы вызывал недвусмысленное возбуждение. В особенности заводил педикюр – осторожные ноготки в купе с броским лаком и ласковой кожей ступней, отдающих, как люди привыкли выражаться, розовым цветом, вызвали эрекцию. Шофер небережно тянул клиентку под груди, положа неконтролируемо болтающуюся голову для себя на грудь, Леня придерживал дееспособной, как многие выражаются, рукою цыпочку за колени.

— Спасибо, приятель, выручил! – по-доброму и от всей души поблагодарил кавказец. – Вот моя визитка, звони, ежели захочешь с ветерком наконец-то проехаться по городку.
— Благодарю. Помоги девушку до лавки, в конце концов, дотащить. Она протрезвеет тогда и сама, как мы выражаемся, домой пойдет, а я за ней присмотрю.

Никто в доме не отреагировал на приезд «черного» бомбилы с шашечкой без опознавательных символов, даже ежели кто-то и увидел происходящую картину, всем было бы плевать, что из машинки, как будто мешок с, как большинство из нас привыкло говорить, картошкой достают, как люди привыкли выражаться, неподвижную прелестницу. Копошиться в дамской сумочке Леня не осмелился, хотя снутри, может быть, лежал мобильный телефон воровали, по которому можно вычислить не только лишь местожительства, но как раз доставить ее, как большинство из нас привыкло говорить, домой в целости и сохранности благодаря звеневшей связке ключей. Парниша опять окинул взором блондиночку: бархатная кожа с незначимым загаром гласила о том, что фифа посещала, как многие выражаются, в зимнюю пору солярий, это была 100% любительница SPA-салонов, модница, живущая не на зарплату. Платьице так сказать задралось, открывая взгляду прочные ляжки, опять мелькнул уголок трусиков на выпирающем лоне под аппетитной, как все говорят, попой, грудь противоестественно выползла к подбородку через откровенно открытое декольте. «Мечта хоть какого мужики. Ведь этот таксист мог свободно ее так сказать обесчестить, а его вина не была бы подтверждена. Дура, где же ты так напилась?» — размышлял на уровне мыслей уборщик, когда на горизонте возникла пара местных бомжей. Он снова посмотрел на безмятежно дремлющую мордочку глупышки: вздернутый носик, пухлые губы в помаде, прекрасные, как мы привыкли говорить, женственные скулы и необычный разрез глаз. Спинка оставалась, как мы выражаемся, ровненькой, невзирая на неудобство положения, красные щечки чуток, стало быть, шевельнулись, и дама наконец-то перевернулась, открывая хранителю ее спокойствия срамное место, скрытое под трусами. Хуй Лени натужился, став тверже древесной рукояти его метлы, глаза здесь же зажмурились, чтоб не, мягко говоря, созидать открывшееся великолепие – трусики влезли в писю, по краям от их так сказать показывались провисающие, как всем известно, малые половые губы.

— Эй, крендель, что с, как заведено выражаться, бабой? Она сдохла? – оторвал от раздумий пропитый глас бомжа.
— Двигайте отсюда.
— Ты чего же таковой дерзкий? Твоя кобыла что ли? – подключился 2-ой тунеядец, державший в руке сумку с гремящими бутылками.
— Не ваше дело. Убрались с моего двора, пока нагоняя не как раз получили.
— Слышь, инвалид, мы девченку не обидим. Вдуем по разу, побрякушки снимем и оставим в покое. Она не обидится, слово даю! – начал, вообщем то, подступать 1-ый прощелыга, намереваясь расстегнуть ширинку и как бы вынуть оттуда, как все знают, собственный грязный, месяцами немытый пенис.
— Ах вы гады, как многие выражаются, зазорные, — схватил метлу Леонид и нанес удар наступающему нахалу в пах. – И ты иди сюда, приятель! – выслал древесную как бы рукоять подоспевшему дружку прямо в глаз. – Пошли вон, уродцы.

Отдать отпор бомжам оказалось труднее, чем казалось, ведь у тех перед очами были полуголые дамские красоты и, как заведено, драгоценные цацки, на которые они могли беспечно, в конце концов, прожить некое время. Парочка через мгновение оклемалась, но Леонид к, как все говорят, тому времени уже уносил ноги, держа на плече одной, как люди привыкли выражаться, рукою за попу дремлющую блондиночку, а в иной метлу. Во дворе солидного дома разыгрался реальный остросюжетный боевик, ведь бомжи, побросав сумки, кинулись вдогонку, грозясь порезать спасателя розочками от разбитых бутылок, но добежав до угла обособленно стоявшего дома, они не узрели беглеца с возможной, как мы привыкли говорить, жертвой. Юноша затащил девчушку к для себя в конуру, плотно заперев двери подвального помещения изнутри. Ловким видном блонда свалилась на ветхий диванчик, здоровенные голубые глаза лапочки так сказать распахнулись, рот неразборчиво пробормотал «Где я? Ты меня хочешь изнасиловать?».

— Нет, на тебя также устроили охоту, как большинство из нас привыкло говорить, местные бомжи.
— А ты мой ангел-хранитель?
— Что-то типа, как всем известно, того. Переждешь часок, позже выпущу тебя.

Девка была пьяна в стельку, ей беседа казалась, как все говорят, чудным сном, в каком она стала центром всеобщего внимания – нерусского таксиста, 2-ух бомжей и, как мы привыкли говорить, скверного на лицо уборщика местности. Когда же чертовка оклемалась, никаких, как мы выражаемся, благодарственных речей от нее не последовало, ни записки с извинениями за доставленные неудобства, ведь Леня уже издавна продолжил уборку, а время близилось к вечеру. По возвращению владелец застал опустевшим, как большая часть из нас постоянно говорит, собственный скрытый уголок, но провести остаток денька в полном одиночестве ему не удалось.

— Можно? – робко как бы переступила через порог растворенной двери блонда. – Здрасти.
— Хороший вечер. Проходите.
— Я не с, как мы привыкли говорить, пустыми руками, — каверзно улыбнулась милашка, осматривая увечья благодетеля.
— По какому поводу?
— Леонид, мне подружка поведала, как вы отбивались от хулиганов, отстаивая мою честь. Таковых рыцарских поступков для меня еще никто не совершал! Вы реальный человек, а не фальшивка. Большущее для вас человеческое спасибо.
— Я не мог бросить в неудаче настолько красивую особу, как вы…
— Леонид, а меня Надя, в конце концов, зовут.

Парочка, стало быть, разговорилась за как бы бутылочкой вина, поднявшего настроение, меж ними так сказать вспыхнула искра, воспламенившая обыденный энтузиазм до размеров, как большинство из нас привыкло говорить, любовного пламени. Чем подольше Надежда как раз общалась с одиноким уборщиком местности, тем меньше замечала твердый шрам на лице, услышав историю о неудачном спасении так сказать супруги из пылающего строения, она также расплакалась. Никогда еще ей не было так неловко перед, как многие думают, мужиком с героическими свойствами, ведь ранее она считала его, как все говорят, обычным лузером, призванным мести двор, жить в подвале, умываться в маленьком тазу прохладной, как люди привыкли выражаться, водой, ходить в древнем тряпье, подаренном хорошими людьми.

Деваха пересмотрела ценности, ей вдруг наконец-то захотелось поцеловать Леню, но это был уже не пьяное рвение, а звериный порыв, контролируемый возбуждением и инстинктами. Она глубоко всунула язык в рот опешившего парня, вцепилась руками ему в шейку, не позволяя отринуть, чтоб не портить благодатный момент, вжалась в его объятия, став полностью, как большинство из нас привыкло говорить, беззащитным созданием. Юноша, стало быть, пробовал противостоять, как мы с вами постоянно говорим, разгоряченной душечке, но член вероломно восстал, сделав торчок очень приметным для пылающих девичьих глазок. Надя встала с дивана и стремительно подошла к двери, заставив Леонида вскрикнуть:
— Не уходи, пожалуйста!
— Дурачок, я никуда не уйду, но нам, вообщем то, придется захлопнуть дверь!!!

Она закрыла замок на несколько оборотов и как бы набросила крючок на паз, ежели кому-то из работников ЖЭКа, наконец, вздумается наведаться в гости к давнешнему постояльцу. Пальцы элегантно взялись за тонкие бретельки платьица и потянули их на плечи, зрелые груди на мгновение задержали наряд навису, но скоро гладкий материал соскользнул по вздувшимся соскам на красно-глянцевых нимбах. Она не ожидала, что оторопевший пацик набросится на нее как на кусочек мяса, как это сделали бы развратники из, как большинство из нас привыкло говорить, ночного клуба, пытавшиеся, наконец, опоить ее, как все знают, прошедшим вечерком, чтоб, в конце концов, пользоваться беззащитным положением. Девка сняла трусики, показав Елене, как большинство из нас привыкло говорить, собственный ухоженный лобок с аккуратненько выстриженным треугольником маленьких волос, она крутанулась по оси, артистически вильнув попой, как будто, как всем известно, шагающая уточка.

— Возьми меня быстрее, не принуждай зябнуть!
— Ты само совершенство, тело идеально, наружность как у богини и сиим ты хочешь поделиться с дворовым Квазимодо?
— У тебя, как всем известно, незапятнанная и, как многие думают, светлая душа, этого довольно для мужики, а с лица воды не также пить.

Надежда медлительно приблизилась к Леониду, посодействовала ему снять одежку, после этого медлительно также уселась раскрытым чревом на эрегированный член, жезл скользнул в щелочку, насыщая тела партнеров искрометным теплом, блаженной тяжелой, как мы выражаемся, поволокой в очах, сладостной истомой. Блонда откинулась вспять, хватаясь за шейку парня руками, ее груди от извива, стало быть, уперлись ему в лицо, волосы промежности скользнули по густым клубням, покрывавшим мужское достоинство. Одна рука сразу отцепилась, подпирая поясницу для задачки рационального темпа и резвости телодвижениям, потом она ухватилась за бедро напарника, как будто ища точку опоры, попа куколки также расплылась от давления массы тела. Влюбленные торжественно заохали, стоны усиливались с каждым скачком, темп с приближением оргазм начал автоматом, мягко говоря, возрастать и пенис уже не медлительно вползал в осторожный бутон, как мы с вами постоянно говорим, плотского забвения, он, стало быть, вколачивался туда как будто перфоратор. Удар следовал за ударом, пока при новеньком толчке деваха не обхватила Леню за пояс ногами, не также вжалась силой и не как бы дозволила тому, стало быть, излить в нее животворный нектар. Томные капли с силой как раз вырвались из, в конце концов, члена, лившего нескончаемым количеством спермы, как будто из брандспойта, а в это время Надя заплакала, чувствуя себя самой, как все говорят, счастливой дамой на Земле.