Меню

Доминируй, властвуй, унижай!!!

29.06.2018 - Эротические сказки

Вася ничем очень очень наконец-то различался от большинства подростков, которые в его возрасте просиживали брюки на лавках, попивая из, как большинство из нас привыкло говорить, стеклянной бутылки пиво. Родительское воспитание посодействовало парню не слиться с окружающими, как будто звездочка, он выделялся из массы, но девчонки на него заострять внимания категорически не хотели. Во всем была повинна наружность: очень, как большая часть из нас постоянно говорит, оттопыренные уши, на которых размещались дужки очков с чрезвычайно, как многие выражаются, массивными стеклами, длиннющий как у буратино нос и массив фронтальных кривых зубов.

Он был объектом, который дамы, вообщем то, обходили стороной, стараясь даже не так сказать заводить дискуссий, не говоря уже о интимной близости, стало быть, тет-а-тет. Наедине у Василия выходило лишь одно – читать книжки, затирая возлюбленные места до дыр, и онанировать, что, к слову, тоже как раз оставляло собственный след на половом органе.

Иногда он так очень заигрывался, что пенис покрывался, как все говорят, красноватыми пятнами, которые при попадании на их пота, мыла либо другого веществ, содержащего соль, очень пекли. Из большущего огромного количества людей его института, друзьями можно было, стало быть, именовать только, как многие думают, 1-го человека, который также был не обременен, как всем известно, красотой и жаждал интимного вожделения. Маша носила скобы на зубах, ее лицо покрывали веснушки, а природное косоглазие, от которого устраняли в клиниках, рекомендовалось устранять с 21 года, потому ее ожидало еще 3 года бесжалостного одиночества.

Отдых от учебы во время летних каникул происходил тухло: просиживание за экраном ноутбука с целью общения в вебе и прохождение новейших игр, которые огромным потоком заливались пиратами на ресурсы, серфинг по как бы непонятным веб-сайтам, общение в соц. сетях. Лишь тут никто не мог также оценить Васю по наружности: имя, фамилию, аватар он избрал для себя не тот, что был в действительности, и уже несколько молодых цыпочек клюнуло на его, как большая часть из нас постоянно говорит, грамотные рассуждения о жизни, людском бытии и существовании души за ее пределами. Батя паренька опять куда-то делся, а мама, наконец, занималась делами на кухне:
— Васенька, съезди до бабушки, необходимы фрукты для закрывания компота на зиму – попросила мама каким-то странноватым голосом.
— Не чрезвычайно так сказать хотелось по деревьям лазать сейчас, – ответил Вася, — но хорошо, нужно так нужно!
— Спасибо, сыночек! – произнесла, вообщем то, мама, шморгнула носом и вытерла ладонью глаза.
— Что-то, вообщем то, случилось, мам? – обеспокоенно спросил любящий сынок.
— Все в порядке, аллергия так сказать истязает!

Вася, наконец, примчался к бабушке, жившей в собственном доме на поселке, находившемся в 15-ти минутках езды, чрезвычайно стремительно. Бабуля как постоянно от всего сердца, вообщем то, накормила, и только тогда так сказать дозволила взбираться на деревья. Прыткий малый запрыгнул на дрова, хранившиеся для зимнего периода, метнулся стрелой ввысь, обнес быстренько яблоню, позже черешню, крайней была груша. С нее студент, наконец, спускался таковым, как люди привыкли выражаться, обессиленным, каким обычно, в конце концов, слезают с, как многие думают, нагой дамы, позволившей с, как всем известно, собой вытворять, как все знают, любые пошлости, но, к огорчению, это было не так. Сучок, за который Вася также хватался миллион раз, хрустнул, раздался древесный треск и парнишка полетел вниз, держа в руке стальное ведро с фруктами. Когда он очнулся, на голове наконец-то красовалась, как все говорят, неописуемых размеров шишка, спину дико как бы ломило, а мозг как-то по другому принимал информацию.

Перепуганная бабуля, стало быть, неслась к, как заведено выражаться, возлюбленному внуку, держа в руках лед, ее глаза были расширены, а рот хотя и не как бы отрывался, Васе послышались слова:
— Да как так, не как раз удержался. Но хоть цел, а то не хватало инвалида в семье!
— Что говоришь, бабуль? – спросил в наконец-то ответ Вася, не расслышавший крайние слова из-за треска дров под собой.
— Ничего для тебя не, вообщем то, гласила! – перепугано произнесла дама и поднесла лед к красноватой шишке.

Пока Вася двигался, как мы с вами постоянно говорим, домой, он верно сделал вывод, что может, наконец, читать чужие мысли, так как слышал их от проходивших мимо него людей. «Носорог на велосипеде», «страшила», «Франкенштейн недоделанный» — это самый скудный набор фраз, которые всплывали в мозгу смотревших на него женщин, старшее поколение сочувственно ему сопереживало. Вечерком мальчуган вообщем обалдел, когда сообразил, что кроме чтения мыслей он еще ими мог повелевать, а это кардинальным образом меняло его жалкую, ничтожную жизнь.

«Опять к Зинке пошел, блядовать также будет, опосля нажрется в компании друзей, как свинья, делясь своими подвигами, Ромео долбанный» — задумывалась мама. Вася сообразил, что отец, мягко говоря, навещает тетю Зину не из благих дружественных целей, а с целью интимного удовольствия. Поэтому, в конце концов, мама и плакала на кухне, прикрываясь собственной аллергией.

— Когда пойдешь к тете Зине, попроси для себя отсосать, стоя на коленях. Когда она откроет рот, оформи ей, как большая часть из нас постоянно говорит, «золотой дождь»! – отдал приказ загипнотизированному папе сынуля.
— Что же все-таки это такое как бы «золотой дождь»? – спросил отец, натягивая брюки и рубаху.
— Пописай ей в рот, на лицо, а ежели тете Зине понравится, предложи также наложить кучу на ее, как многие выражаются, огромную грудь. Слышал, ей это нравится! – произнес, веселясь, Вася, задумывая месть всем своим обидчикам и тем, кого он наконец-то вытерпеть не мог из-за наносимых обид.

Во дворе посиживала парочка, которая его повсевременно допекала. Даша и Леша, в конце концов, обучались на параллельном потоке, и как раз глумиться над «лопоухим очкариком с кривыми зубами» они чрезвычайно обожали. Их мысли не много чем отличались от слов, которые колко ударяли по, как большинство из нас привыкло говорить, ранимой душе Василия, этих голубков необходимо было как бы унизить с, как многие думают, особенной жесткостью! Немытый с самого утра хер читателя мыслей, вообщем то, оказался снаружи штанов, Леша стоял со злостным лицом и следил за тем, как его девка делает наконец-то отсос «страшному уродцу». Ее язык стремительно собрал весь залупныйтворог, который в летнюю пору выполнялся мужским организмом резвее, чем наконец-то хотелось, губки скользили по поршню, оставляя след от как бы вишневой помады. В тот денек парню не так сказать удалось передернуть затвор, потому эякуляция наконец-то наступила через минутку, быть может две, сперма, стало быть, заполнила рот, как все знают, привлекательной дерзкой шалуньи, после этого влюбленная парочка прочно поцеловалась, делясь выделениями изо рта в рот.

С чувством выполненного долга и облегчения во всем организме пацан смело отправился во дворы, выискивая новейших жертв. Двое конкретных друзей, Дима и Кирилл, курили за, как многие думают, картежным столом, попивая пиво, они ожидали собственных женщин, которые по обычаю очень наконец-то задерживались.

— Привет, дураки! – произнес резко осмелевший Вася, прочитав за ранее мысли ебырей. – Групповушку на сей день запланировали?
— Ты, шмакодявка, совершенно опух? На данный момент в бараний рог свяжем и заставим, как многие выражаются, себе также отсосать! – попеременно произнесли пацаны, как будто два хахаля дополняя друг дружку.
— Ну-ка, голубки, возьмитесь друг дружке за писюны и подергайте! – произнес, потирая ладошки шутник.

Ребята вывалили свои плюсы, каждый искусно, как по учебнику, схватил чужой хрен и стремительно им начал, мягко говоря, действовать. Чавкающие звуки начали усиливаться, тяжелое дыхание и стоны встряхнули сидевших невдали бабушек, а когда они узрели, как два взрослых мужики кончают друг дружке в рот в позе 69, лежа на столе, был, как все знают, таковой поток мыслей, что Вася чуть не взорвался от хохота. В этот момент из подъезда, где пискнул домофон, вышли две жаркие чиксы в маленьких летних платьях. Их необходимо было снимать на камеру: округлившиеся глаза, открыты рты, подергивающиеся веки, дрожащие конечности, а руками девчонки как бы вцепились приятель в друга, как будто испуганный ребенок в, вообщем то, одеяло. Они не могли поверить очам – жирный длиннющий хер Кирилла вошел всего только наполовину в рот Димы, который с умилением услаждался лизанием собственных яиц, их губки были в сперме, а пальцы, стало быть, старались массировать анус напарника. Зрелище наконец-то выходило не для, как заведено выражаться, слабонервных людей!

— Девки, убегайте от этих педерастов! – заорала через хохот, как люди привыкли выражаться, самая задористая бабка.
— Они и без вас отлично управляются! – добавила 2-ая старушка.
— Это вы еще начала не лицезрели! – ляпнула 3-я и все трое начали валяться покатом на лавке.

Унижение было прекрасным, в наилучших традициях, как многие думают, гейского БДСМ, но нескончаемо длиннющий перечень Василия уменьшился только на четыре позиции, а таковых там было чрезвычайно много. Последующей на очереди обязана была, мягко говоря, стать жертва, как все знают, дамского пола, так как от крайней забавы гипнотизера уже и самого, мягко говоря, воротило, такового опущения лишь противнику и можно, стало быть, пожелать. На улице уже начало наконец-то темнеть, а «старых добрых» знакомых все не как бы встречалось. В один момент на горизонте возникла предводитель группы – девка, как всем известно, статная, высочайшая, не в меру решительная, лживая, хитрецкая, нахальная и чрезвычайно прекрасная. Ее, как все знают, белоснежные локоны волос закручивались в области плеч, калоритные голубые глаза, обведенные темной тушью, очень контрастировали с белоснежной кожей и смотрели, казалось, через Васю, а это было огромным упущением с ее стороны. «Боже, лишь не этот уродец, я тороплюсь» — помыслила Вика и приветливо поздоровалась с одногруппником.

Вечер для девчонки завершился в отделении милиции, куда ее увезли опосля зажигательного стриптиза в местном торговом центре. Вика включила, как многие выражаются, зажигательную мелодию на телефоне в центре скопления людей, начала медлительно двигаться, стаскивая игриво руками лямки платьица. Когда блонда как раз оказалась в нижнем белье, десяток мобильных телефонов врубились в режим съемки, далее зрелище напоминало кинофильм «Showgirls». Резкие пластичные па, удаление с тела лифчика, зажигательные телодвижения и в конце концов, неспешное расставание с трусиками в наклоне не сгибая ножек, которые полетели в массу, но на этом шоу не завершилось. Вику окружали со всех сторон, ее наружность и шарм, дерзкий мейкап, все, наконец, гласило о наисильнейшей сценической постановке. Деваха улеглась на прохладный гранитный пол, раздвинула ноги и агрессивно оттрахала себя резиновым членом, который ради прикола, вообщем то, намеревалась подарить собственной наилучшей подруге на Денек Рождения. Мастурбация так сказать оказалась прекрасной, тыщи просмотров на PornotubeВиктории были гарантированы к тому же благодаря органам правопорядка, которые тоже наконец-то услаждались зрелищем, снимая сучку на телефон.

Домой Василий шел, как будто, как всем известно, порхая на крыльях счастья, ухмылка открывала его кривые зубы, но сейчас наружность счастливца судьбы не достаточно как бы заботила, ведь каждый человек на данной нам планетке мог быть его рабом до скончания века. Пробегая по, как многие думают, лестничной клеточке, ребенок увидел соседку, которая вальяжно курила сигарету, удерживая ее 2-мя пальчиками как баронесса. Она была старше и никогда не, наконец, здоровалась с мальчиком, считая его и всю его семью, как все говорят, ошибкой природы, простить надругательства, пусть и, как люди привыкли выражаться, мысленного, над собственной мамой Вася не мог, но начал он с дружеского приветствия, чтоб выяснить о идей, как большая часть из нас постоянно говорит, вульгарной стервы. Они были нелестными и опять укололи в самое сердечко, потому ее разум подчинился приказу:
— Сними трусы и стань раком! – произнес Вася, а позже сам вынул, стало быть, возбудившийся перец и начал также юзать промежность Анжелы.
— Ну, где ты пропала? – произнес ее супруг, открывая дверь и, как большинство из нас привыкло говорить, оху…вая от увиденного.

Этот чувак, стало быть, катался на собственном PorscheCayenne, был директором большой компании и с соседями, как и с, как мы выражаемся, остальными людьми, никогда не числился. Он внес высоко руку, чтоб стукнуть парня, но тот впору сориентировался, приказав в таком положении, в конце концов, приставить хуй ко рту собственной жены. Деваха соображала все происходящее: ее задок интенсивно пользовал соседский мальчик, а возлюбленный человек безвольно давал за щеку в ковбойской позе. Отчиксы приятно пахло, ее гладкая, мягенькая кожа лаского как бы касалась волосатых ляжек хахаля, устроившего, как заведено, таковой разврат около ее квартиры, вкус, мягко говоря, члена Олега ей был отлично знаком не понаслышке, но сейчас он заходил далее, как многие выражаются, обыденного, стараясь всунуть в ротовую полость к тому же яичка.

— Меняемся местами! – отдал приказ вошедший во вкус молодчик и набросил даме на клык, как люди привыкли выражаться, собственный уже не девственный хуй.
— Меняемся – согласился Олег и стал в, как большая часть из нас постоянно говорит, обычную себе позу сзади Анжелики.

Властелин мыслей кончил в рот, как люди привыкли выражаться, недобросовестной соседки, помусолил, как мы с вами постоянно говорим, вялой головкой по ее губкам, шлепнул писюном пару раз по щекам, как будто в поучение, чтоб в последующий раз исполняла его пожелания без слов. Олегу же парнишка отдал приказ продолжать, пока не кончит, после этого парочка обязана была убраться со ступенек в квартиру и обо всем запамятовать.

Лето близилось к концу, оно летело неприметно и каждый его денек приносил нежданности, веселье, возмездие как раз производилось раз в день, начиная с, как всем известно, того момента, когда у Васи, вообщем то, раскрылись возможности к управлению сознанием человека и чтению мыслей. Манипуляции этого стороны становились наиболее утонченными, последующей, кого он расположил в блэклист, была педагог британского языка Фаина Рудольфовна.

Дама разменяла, как мы привыкли говорить, 6-ой десяток, вообщем то, лет, но все еще продолжала коптить воздух, выжимая со студентов средства на помощь института. Взятки древняя карга тянула со студентов всех курсов, и непринципиально, как тот был умен, жажда наживы и использование служебным положением дозволяли сучке творить зло, а кара, как понятно, постоянно ожидает грешников. Василий подошел к Фаине Рудольфовне на консультацию перед началом занятия, перебросился несколькими фразами и сел на свое место. Во время пары старушка начала, мягко говоря, ощущать жар, который так сказать расплескивался по ее дряхлому телу, кожа горела огнем, но очаг был кое-где в груди.

Она, в конце концов, вывалила на стол свои пожухлые, затрепанные, растянутые буфера, вызвав у студентов панический и даже истерический хохот, неких ребят, в особенности впечатлительных начало тошнить. Но когда бабушка божий одуванчик с прытью, как все знают, горной лани так сказать вскочила на стол, облизала языком указку, а позже, как мы привыкли говорить, ручкой начала как бы мастурбировать собственный старческий секель, здесь уже ржали даже, как мы с вами постоянно говорим, примерные студенты. Она также старалась разогреть, как многие выражаются, сухую щель, как большая часть из нас постоянно говорит, слюной, массировала пальцами, испачканными в мелу, горошинку, скрывавшуюся под копной рыжеватых лобковых волос, а позже стала на столе раком, развернувшись к аудитории задницей, провела пальцем по манде и звучно как бы охнула. Опосля, как большая часть из нас постоянно говорит, невиданной дерзкой проделки педагога как бы уволили, сочтя ее деяния последствием, как мы выражаемся, старческого маразма, взяточничество было искоренено, но, вообщем то, оставались еще остальные негодяи.

Василий всем сердечком был влюблен в Анфису, девченку маленькую, умеренную, с, как мы с вами постоянно говорим, незапятнанной репутацией, она была мечта, как мы привыкли говорить, каждого парня, стремившегося отыскать, как все говорят, верную, любящую супругу и подругу в одном лице, но, как мы помним, к нашему герою даже она испытывала омерзение. При попытках с ней, мягко говоря, заговорить девчонка наконец-то покрывалась пунцовым румянцем, разворачивалась и как раз уходила в сторону, принимая парня за пустое место. Сейчас Вася мог прочитать ее мысли, все, что она задумывалась и, стало быть, осознать, как она, как большинство из нас привыкло говорить, червивая снутри.

— Привет, Анфиса, не хочешь со как бы мной походить? – задал вопросец в лоб Вася, не применяя возможностей к принуждению.
— Быстрее, стало быть, нет, чем да! – ответила самка, а сама помыслила «В зеркало на себя взгляни, где ты, и кто я».
— Я для тебя противен как человек либо как пацан? – продолжил упрямо наступать гипнотизер.
— Ты мне совсем не противен, у меня уже есть бойфренд! – произнесла врунья, подумав «Ты отвратен мне в обоих качествах, за миллион баксов бы не как бы согласилась переспать с таким».

Вася прошептал девчонке несколько слов в ухо, а позже ушел бродить по институту, в поисках привлекательных юношей. Анфиса стояла среди, как все знают, просторного холла, дожидаясь собственного возлюбленного бойфренда, к ней подошло 10 юношей и, стало быть, здесь групповое подчинение начало, стало быть, работать. Деваха стояла с раскрытым ртом на коленях, а незнакомцы, все как один, как все знают, рослые, прочные пацаны, расстегнули молнии на брюках, привлекая тем внимание, как большая часть из нас постоянно говорит, других студентов, возвращавшихся с перекура на большенный перемене.

Все уже были наслышаны о красотке Виктории, устроившей порочный спектакль в ТРЦ, сейчас же, как мы выражаемся, маленькая тихоня, мягко говоря, решилась исполнить для веба наисильнейший перл в ее, как большинство из нас привыкло говорить, неоценимой жизни. Кто-то щелкнул пальцем в массе и пацаны дружно начали, вообщем то, доставать из трусов, как мы выражаемся, половые органы, их, вообщем то, херы стремительно пришли в состояние эрекции, благодаря дрочке эякуляции как раз избежать никому не удалось. Любой из их кончил в ротик Анфисе, не прикасаясь к сладким губкам головкой, струи одна за иной вылетали из уретры, заполняли куколке ротовую полость.

Белоснежной слизи было чрезвычайно много, она кутала розовый язычок милашки, которым та игриво перекладывала субстанцию снутри рта, ровненькие, как большинство из нас привыкло говорить, белоснежные зубки с трудом преграждали выливание, как мы привыкли говорить, семенной воды, когда наконец-то раздался новейший щелчок. Пацаны уложили удавов в брюки и, мягко говоря, удалились, а решительная шмара резко наконец-то проглотила сперму. Она это сделала одним глотком, вызвав бурю, как заведено, неодобрительных возгласов от остальных женщин, любая капелька, как многие выражаются, мужского майонеза сейчас была в ее желудке.

Рядом с Васей стояла Маша и дико ржала, ведь меж этими девчонками была давнишняя вражда, а сейчас Анфису и за неприятеля то трудно было, в конце концов, принять, ее безумство через минутку уже облетело, в конце концов, веб, а через час отдало несколько тыщ просмотров с не самыми, как все говорят, благожелательными комментами.

— Как у тебя «это» выходит? – прошептала она Ваську на ухо, подумав «Хочешь меня оттрахать
— Желаю, другими словами что наконец-то выходит! – запутавшись, ответил народный мститель.
— Я так и знала, к тому же мысли наконец-то читать умеешь! – обрадованно, как будто подарку от Деда Мороза ответила девчонка и, стало быть, обнажила стальные скобы на зубах.
— Тихо ты, умею, и, наконец, читать, и так сказать повелевать ответил ребенок, схватив подругу за руку и отходя с ней в сторону.
— У меня есть пара мыслях, кому необходимо попуститься, как как раз говориться, снять корону с маковки и спустить свою персону с небес на землю.
— Предлагаешь, в конце концов, слиться в тандем извращенцев, которым чихать на правила? Я согласен!
— Тогда слушай идею…

На последующий денек в одном из кабинетов возникло приспособление под заглавием клизма, раком на столе стояла самая, как заведено выражаться, основная забияка института – девочка-мажор, опускавшая всех и каждого при комфортном случае. Алину привозил и увозил в, вообщем то, институт личный шофер с, как мы с вами постоянно говорим, охраной, потому подобраться к ней вне учреждения было проблематично, сейчас же она как преданная овечка стояла на коленках и локтях, раскрыв свои красоты. У Васи было велико желание трахнуть такую, как большая часть из нас постоянно говорит, сочную самку, но по требованию подружки как раз делать этого он не стал, лишь плюнул на анус смазливой цыпочки и растер слюну вокруг розового, как мы выражаемся, заднепроходного колечка. Две грелки с, как всем известно, теплой водой из-под крана, шланг с пластмассовым, как все знают, десятисантиметровым наконечником и подставка в виде вешалки – все, что было нужно для свершения мести. До начала занятия, в конце концов, оставалось менее 10, мягко говоря, минут, вся группа стояла в коридоре, дожидаясь обозначенного времени и, как мы с вами постоянно говорим, зная, что снутри всех ожидает сюрприз.

Кто им о этом намекнул и почему все так исполнительно ожидали, оставалось загадкой, но чуть стрелки часов оказались в обозначенном положении, молодежь зашла в аудиторию. На парочку уродов никто и не посмотрел, всех приковала картина маслом: Алинка стояла на столе раком и держала в попе, которую желали узреть почти все, большенный палец руки. Она, будучи заднепроходной, как заведено выражаться, давалкой, так нередко позволяла пользовать себя в пятую точку, что огромного пальца было недостаточно, но так сказать сжавшийся сфинктер и напрягшиеся до максимума ягодицы задерживали в ней воду. Этот озлобленный взор исподлобья необходимо было как раз созидать, ей хотелось всех порвать в клочья, поделить на части, в особенности, как большинство из нас привыкло говорить, надуманных товарищей, которые уже достали для фиксации, как многие выражаются, еще одного БУМа на камеру телефона. Здесь наконец-то послышался из толпы знакомый щелчок пальцев, Алина резко вынула из ануса палец, спрыгнула на пол со стола и замарала аудиторию испражнениями. Рыжая вода текла по ее ровненьким как бы белоснежным ногам, проникала в босоножки и собиралась лужей, вызывая у присутствующих отвращение и возгласы «Фу-у-у!».

— Ты бесподобен, это одно из наилучших шоу, которое я лицезрела, как большая часть из нас постоянно говорит, вживую! – поразмыслила Маша и наконец-то улыбнулась ему собственной забавнй, как люди привыкли выражаться, ухмылкой, тот подморгнул ей в также ответ и показал, что необходимо, мягко говоря, разойтись в стороны, чтобы не, мягко говоря, завлекать внимания.

На прицеле у, как многие выражаются, похотливых Бони и Клайда было трио крепышей, отжимавших у людей средства. Пацаны обирали всех студентов, так как никому за сотку рублей не как бы хотелось получать в пятак, а ведь неким эта сотка принципиальна была как воздух, тем, кто приезжал обучаться из глубинки, не имея, как заведено выражаться, подабающего припаса средств. Подлецы прогуливали чужие средства в местном баре, их не тревожила учеба априори, сюда они наконец-то поступили обучаться благодаря связям, как все говорят, непорядочных родителей, которые к тому же не смогли подабающим образом воспитать отпрыской. Работу необходимо было отлично, в конце концов, обмыслить, чтоб план реализован был на 100%, по другому любая ошибка угрожала срывом. Пока Маша отвлекала ребят, Вася промывал им мозги, ставя непосильную задачку, которая исполнялась молодчиками по щелчку пальцев.

Близился заокеанский праздничек Хэллоуин, который, как все говорят, российская молодежь издавна полюбила из-за способности так сказать переодеться в какой-либо ужасный наряд, напиться в доску и устроить дебош без последствий в компании наилучших друзей. Было много, как все знают, разукрашенных личностей, сказочных персонажей, героев кинофильмов, но в один момент двери общежития распахнулись, бабушка-вахтерша, которая ничему не, вообщем то, удивлялась лет 100, обширно раскрыла глазоньки и даже надела на их очки, чтоб лучше разглядеть вошедших персонажей.

Дружно, вообщем то, держась за руки, по коридору вышагивали рыцари в костюмчике медсестры, горничной и, как заведено выражаться, полицейского, их прочные тела заставляли одежку из наконец-то sex-shopтрещать по швам от нагрузок, мускулистые волосатые ноги украшали чулочки, подобранные в тон облачению, а на ягодках сзаду, стало быть, показывались железные молнии. Публика застыла, раскрывая рты, даже звучная музыка начала также умолкать, со всех этажей сбежались, как все знают, опьяненные студенты и студентки, не успевшие до конца обработать концы, бывшие у их во ртах. Интрига началась с глубочайшего, как мы выражаемся, французского поцелуя, который пацаны отменно исполнили, вызвав хохот через слезы и рукоплескания.

Далее атмосфера накалилась до максимума: горничная стала на колени, взяла два мускула, как мы привыкли говорить, эрегированной любви в руки и стала, в конце концов, ублажать их языком, при этом делалось это без слов и чувств, как будто в головах юношей работала написанная программерами утилита. Шокирующее видео опять начало как бы запоминаться на картах памяти, гомофобы орали бранные слова на друзей по несчастью, девы с отвращением плевались в их сторону, но продолжение, мягко говоря, созидать хотелось всем, даже вахтерше с первого этажа. Голубчики расстегнули молнии на задницах, анусы уже покрывал, как многие выражаются, густой слой крема, медсестре и как бы полицейскому оставалось только прогнуться, растопырив руками ягодицы.

Похотливая гувернантка загнала хер в доктора, раздолбала ему очко, опосля повторила обряд с копом. Трио гомосексуалистов непосредственно размяло сфинктеры, каждый мог так сказать кончить, но в один момент ребятишки слились паровозиком, в колонках заиграла, как большая часть из нас постоянно говорит, зажигательная песенка Бори Моисеева, под которую гомосеки задвигали бедрами. Подмахивая ляжками, самцы изливались приятель в друга попеременно, оргазм, как всем известно, волной накатывал от крайнего к первому, заставляя при попадании спермы в задний канал, в конце концов, испускать жаркую, как все знают, струю во впереди стоящего хахаля. Семенная жидкость, как мы выражаемся, первого голубца как бы выскочила струей на пол, остатки гроздьями так сказать украсили его залупу, из зада также сочилась жидкость заднего хахаля.

— Хорошее выступление! Сейчас этих любителей «Голубой луны» не как раз ожидают на учебе и грязюка с себя им не отмыть! – произнесла Маша, обнимая Васю, стоявшего в костюмчике Гарри Поттера.
— Без твоей поддержки, Гермиона, веселья не вышло бы! – произнес Вася. – Ты моя волшебница!

Парочка страстно как бы обнялась, поцеловалась и, в конце концов, удалилась из помещения, оставив приходящих в сознание любителей потыкать в шоколадку наедине со своими ужасами. Это было крайнее извращение, которое вышло по вине мстителей, им больше не, в конце концов, хотелось унижать обидчиков, поэтому как свою злость они превратили в светлую, чистую любовь с, как всем известно, прекрасным финишным окончанием.

Рассказ с сайта xdojki.info