Меню

Адская ночь на деревообрабатывающем комбинате

22.06.2016 - Эротические сказки

В ночную смену, когда производство останавливается на нашем деревообрабатывающем комбинате, в дело вступаем мы – уборщики опилок. Комбинат наш подпольный, никаких налогов, а тем более трудовых договоров здесь нет, прямая сдельщина и только, соответственно, производимая в подобных условиях мебель не сертифицирована и не отвечает требованиям ни санэпиднадзора, ни безопасности, а гарантия качества присутствует всего лишь на бумаге. Небольших размеров мастерская расположилась в лесной местности, где пиломатериалы поступают прямо с огромного размера угодий, которые никем не контролируются, а даже если такие отыскиваются, то разговор с ними краток – дали на лапу и валите по-хорошему. Это лирическое отступление для того, чтобы читатель мог представить не нормальную государственную фабрику, коих единицы по всей стране, а обычную шарашкину контору.

Ночью здесь парочка сторожей с ружьями спит и мы, три брата акробата, убираем помещения. Тонким слоем на полу стелется ковер из опилок, которые сметаются в одну огромную кучу швабрами, а потом мы совместно их перекидываем для последующего использования. Алексей мой лучший друг, он же меня подтянул в организацию, обеспечив хорошо оплачиваемой работёнкой, меня зовут Егор и третий уборщик это Мишка, сосед по лестничной клетке. Все мы ребята молодые, непьющие, порядочные, деньги несем в дом, но жен, тем не менее, не имеем, оно и не нужно торопиться, когда тебе только 22 года и душа полна амбиций, надежд на красивую жизнь. Оптимизм так и брызжет в трусы, если у тебя нет постоянной женщины, и ты не сбрасываешь пар, а так как выходных у нас не бывает, тёлочки молоденькие при дневных свиданиях много не обещают, поэтому на голые письки в телефонах мы порой засматриваемся как на какой-то шедевр типа Моны Лизы.

И вот однажды выполнили мы норматив, работы было мало из-за временного спада производства, легли отдохнуть в своих робах на кучу собранного мусора, который мягче любого дивана и теплее любой шубы. Лежим, мечтаем, а идеи у всех одинаковы – найти бабу порядочную да засадить е по первое число, чтобы даже ядра в зад залетели, я не постеснялся признаться, что недавно покупал себе шлюху, так как никогда не получал орального секса.

— Егор, самка хоть красивая была или средней паршивости? – начал доставать меня Леха.
— Красивая, даже очень! Дал ей сверху, чтобы сосала нагишом, а то глядеть на ее похабно открывающийся рот и шалящий грязный язык было не в кайф! – подробно отчитался перед напарниками, которым плевать-то на самом деле было, какая там была шлюха.
— А глотка глубокая? Смогла заглотить целиком твою маленькую пипиську? – поджучивал Мишка. – Небось, даже не поперхнулась, когда с яйцами сосала тютельку.
— Поперхнулась и закашлялась! Там кувалда ой-ё-ей!!! – приободрился я, скрашивая серые краски, ибо кукан мой средних размеров и не имеет небывалой стойкости, в диаметре тоже невелик, потому приходится на подобный юмор отгавкиваться. – Я бы ей сейчас снова с удовольствием засадил.
— Ты же сказал, что на клык накинул, а тут уже засадил, лапшу хоть на уши не вешай, а то сейчас член как поднимется и что мне с ним делать? – пытался раскусить меня как пойманного разведчика на допросе Алексей.

Тут в темноте, словно из самой тьмы, показалась тень, мы, было, подумали, что это фантазия разыгралась, прищурились, всматриваемся, а к нам навстречу идет очень сексапильная самка. Вся в красном, как дьяволица из преисподней, губы накрашены ядовитой пурпурной помадой, ногти на руках и ногах горят красным, даже зрачки как два гипнотических маячка светятся в темноте как у кошек, если бы сзади на ее очаровательной попке с округлой формой появился хвост, была бы явная дьяволица. Но хвоста и рогов у самки не было, а посему мы сочли ее феей, свалившейся на нас с небес! Шучу, просто у дороги стоял автомобиль, милашка заплутала, забрела в самую гущу леса в темени, а сама-то не просто баба-дурнушка, элитная стриптизерша.

— Мальчики, привет. Поможете заблудившейся леди?
— Привет, куколка! Каким ветром занесла тебя нелегкая в эти края? – отвечаю ей я, а у самого уже челюсть на полу и двадцать первый палец не прекращает расти.
— Заказ у меня на исполнение шеф выдал, сказал, чтобы обслужила. А мне назад без платы никак. Как проехать до деревни?
— Девчонка, тут никакой деревни в помине нет. Тебе на развилке нужно было совсем в другую сторону ехать, а сейчас ночью точно не найдешь, там есть хитрый заворот…

Подсказало мне нутро, что перед нами не простая танцовщица стоит, и вовсе не девушка, а самый настоящий суккуб – ужасная сексапильная демонесса, которая порождала в средневековье в мужчинах сладострастные фантазии, вынуждала их вступать с ней в половую связь, после чего обессиленных осушала. Нам повезло, что в тот момент мы не спали, а мило подшучивали друг над другом, ведь обычно эти адские создания приходят во время сна, прикасаются губами к члену, оставаясь незамеченными, ибо делают это весьма искусно, и сосут, пока спящий мужчина не помирал как севшая батарейка. Дьявол в женском обличии или его прислужница нам было неважно, ведь оболочку для исполнения предначертанного события она выбрала столь яркую, что наши палочки-выручалочки чуть не порвали комбинезоны. Привлекательная сексапильная молодуха подходила ближе, в наших ушах слышалось приятное пение, хотя никто не включал мобильных телефонов или радио, это ее завораживающая, гипнотическая мелодия взрывала в нас волны приятных всплесков. Внезапно все помещение озарил свет, он залил даже те места, куда днем прямые лучи солнца не могли достать, окна задребезжали как при сильном потоке ветра и этот монстр взмыл вверх. Распутный демон, жаждавший интимной связи с мужчинами, то есть с нами парил в каком-то воздушном танце, от которого наши тела нагревались до состояния кипения, будто вместо крови там была кислота, а вместо мышечных тканей какой-то реактив.

— Ладно, мальчики, вы меня раскусили. Кто узнал во мне суккуба? – обратилась загробным, эхообразным голосом существо. – Того я первым обслужу! Поверьте, весь ваш предыдущий сексуальный опыт будет выглядеть тусклым пятном на одном большом холсте разврата.
— Дорогая, я слабо сразу с тремя потягаться, а то о твоих подвигах давно известно раз на раз, ты потрахайся сразу стремя мужиками, узнай, что такое земное гостеприимство! – обратился я к красноволосой бестии, жаждавшей за смертные грехи каждого из нас затащить в ад.
— Такой вакханалии мне даже маркиз Де Сад не предлагал. Это очень интересно, а давайте!

Причин, по которым эта мокрощелка хотела подставить свое лоно для совокупления, было много, главная из них – необузданная похоть, страстная любовь к извращениям, отсутствие половой связи с подобными себе демоническими изгоями. Мерзкая сучка имела в голове коварный план. Суккуб хотела унизить каждого из нас, показать на примере жестокого урока какие мы горе — любовники. Если она победит в этом сражении, мы окажемся не достойными испытывать радости жизни, дарить женщинам ласку, тепло собственных тел. Извращенный демон полагал, что посредством греховного союза будет зачат ребенок, переродившийся впоследствии во властелина тьмы. Но мы же умные парни, научились за двадцать лет пользоваться резинками, поэтому последний вариант для нас не комильфо априори.

Тьма начала колыхаться, воздух как оптическая иллюзия при высокой температуре начал обманывать глаз, а красная как вареный рак отродье медленно спустилось на опилки, которые под потоком ветра разлетелись в разные стороны.

— Чудище, коль уж ты к нам приперлась незваным гостем, превратись хоть в белокожую красотку или мулатку на крайний случай, а то трахать индианку краснокожую вообще не в кайф! – бросил резко фразу Мишка, вводя демонессу в смятение.
— Тебя кто так с дамами учил обращаться? – обиженно сказала девка и резко предстала в виде обнаженной, черноволосой барышни с белой кожей, которая своим прекрасным внешним видом нас сразила наповал.
— Другое дело, а то целку из себя строишь. Я сам себя учил подобным образом со шлюхами разговаривать. Или ты думала буду на цырлах перед тобой танцевать, стоит тебе голую письку мне показать? Сейчас ствол передерну и ходить тебе голодной.
— Эй-эй, полегче. Уже и замечание сделать нельзя?
— Членососка, ты долго тут разговоры разговаривать будешь, давай уже сосать начинай и жопку свою подставляй! – бесцеремонно гаркнул на перепугавшегося суккуба Алексей.

Внезапно яркое свечение прекратилось, лишь тусклая луна на небе бросала лучи света на бархатистую белую кожу, игравшую на свету и казавшуюся почти прозрачной. Если бы не было перламутровых бликов на ее губах и ногтях красивых, ухоженных рук с приятным, а не таким дерзким, как у ее прошлой версии маникюра, то она сошла бы за невидимку или нежить. А так вполне себе ебабельная бабенка с хорошей разработанной попой и глубокой глоткой, способной исполнить не просто королевский отсос, это можно назвать божественным оральным провидением с проглатыванием члена вместе с ядрами и мошонкой. Вместительная пасть демонессы обожгла нетерпеливого Алексея, чья крайняя плоть стала таять в теплом, переполненном слюной ротике, Миша сразу попытался вдуть в промежность, но оттуда на него брызнуло кровью. Тогда мы оба стали долбить пришедшую гостью в задницу, без зазрения совести вгоняя колья, то есть наши пенисы, в ее пошлое нутро с приятным похлопыванием, в головах каждого из нас слышался манящий своим тихим тембром шепот, он становился все настойчивее.

— Слушай, коза, а у тебя рога имеются? – кинул внезапно Леха вопрос дня. – Хотел бы за них ухватиться, чтобы еще глубже тебе рот разорвать.
— Ага, и хвоста не хватает, чтобы жестче долбить это раздолбанное за тысячелетия очко! Так бы накрутил лассо вокруг руки и продолжал пялить, пока вымя козье не начало молоком изливаться! – дополнил грязным черным юмором разговор Миша.

Истерический смех стал вырываться из груди суккуба, девушка буквально ржала громче лошади, влагалище начало биться, будто оттуда вот-вот должно было появиться сердце, новый поток кровищи обрызгал меня и Мишу. Девка согнулась в три погибели, опираясь руками на влажные опилки, ее наглая морда уставилась в мое лицо, в глазах горело пламя, я отчетливо видел колебание огня в зрачках, ее распирал гнев от аморального, непристойного обращения с ее адски важной персоной. Сказать монстр из преисподней ничего не мог, Леха был мастером импровизаций, поэтому вытащил конец на передышку и вставил ей в глотку кулак, раздирая скулы. Мишка последовал примеру и стал вытворять для распутницы анальный фистинг без подготовки и без смазки.

— Егорушка, в ее кровавой письке найдется место сразу двум твоим рукам!
— Ох, бедная ты бедная, у нас же баб ни у кого не было уже больше месяца, каждый не удовлетворен и голоден, как секс-канибал, жаждущий насладиться женским телом. Что тебе объяснять, ведь ты же бездушное, ничего не ощущающее, безвольное отрепье, о которое сейчас мы хорошенечко вытрем ноги!

Суккуб начал дергаться в муках, но мы его крепко держали в узде, сдавливая крепкими ладонями разгоряченную плоть. Алексей ей чуть не вырвал язык, я добрался до матки, а Мишка уже начал, видимо, ощущать все то, что было в желудке. Демонесса казалась легкой и невесомой, как пушинка, бедра ее дрожали, все-таки боль она ощущала очень остро, ее холодные пальцы пытались оттолкнуть каждого из нас, но у развратницы помимо дара высасывания души других преимуществ перед крепким мужиком не было. Зря она согласилась пекаться сразу с тремя, поодиночке мы были бы легкой добычей, а тут кооперация превращалась в садомазохистскую вечеринку, где посланника сатаны унижали жестче, чем тот в преисподней глумился над самыми большими грешниками. Громкие стоны заставили ходуном носиться воздух, вздымая деревянную пыль по закуткам, соски мокрощелки стали большими и затвердели, словно ей становилось приятно от нашего напористого воздействия, по животу пронеслась дрожь. Куколка стала изгибаться спиной, выгибался суккуб так же как ласковая, нежная кошка в руках доброго хозяина, из ее гортани слышалось приятное мурлыканье, похожее на работу двигателя спортивного мотоцикла. Кожный покров самки становился теплее с каждым мигом, напоминая шелковую ткань высокого качества, дыхание учащалось, контрастный ветерок освежал проступавшие капельки пота, она взмокала как обычный человек.

— Нравится? – спросил Миша демона, касаясь свободной рукой к ее большим, твердым соскам на упругой, мясистой груди. – Ах, извини, у тебя же язык не может пошевелиться, но ты кивни.
Демон кивнул в знак признательности за доставленные ему положительные эмоции, ее клитор стал расти как член, упираясь в мои окровавленные руки, сучка явно хотела получить клиторальную мастурбацию. Глубоко втянув большую изюминку в рот, я начал ее гонять языком между губ, не вынимая рук из сочащегося алой кровью влагалища. Это была попытка обмана, сучка просто пыталась внушить, что ей больно и неприятно, мол, вагина течет как при месячных, а на самом деле это выливался демонический любовный нектар, вагинальная смазка с потусторонними возможностями. Внезапно дырка прыснула мне в лицо сладким концентратом, зрачки на мгновение покрылись целлофановой пеленой, а потом я стал по-другому видеть происходящее. Ее писька блестела в лучах лунного света, только она уже не казалась такой милой и красивой, выглядела как адская расщелина, в которую без супер-фаллоимитатора углубляться не стоит, сиськи провисли как две тряпки, безжизненно украшенные червоточиной на сосках.Длинные черные рога, неугомонно подвижный хвост появились в ожидаемых местечках и, видимо, это были эрогенные зоны суккуба, потому что барышня неоднозначно отреагировала на поглаживания.

— Парни, вы бы видели этот ужас, который мы сейчас пялим, ваши красноголовые бойцы мигом были бы сражены импотенцией! – говорю я друзьям и замечаю на себе удивленный взгляд создания из подземного царства.
— А что с этой напыщенной вертихвосткой не так! – заинтересованно спрашивает Алексей.
— Ключевое слово вертихвостка делится напополам – у нее хвост и он очень вертлявый! Мне из влагалища вагинальным соком попало на глаза, и теперь я вижу реальную картину.
— Тогда и нам помажь, пока мы эту лошадку с красивым хвостиком будем обкатывать! – настоял на экстремальном сексе Миша.

Я сунул умело три пальца в пилотку, смочил их основательно и потом как с пипетки закапал парням в зрачки, их удивление меня поразило больше, чем собственный восторг. Существо оказалось прижатым к полу, я заворачивал ему руки за голову и прижимал коленом туловище, пока Мишка наслаждался анальной долбежкой с закручиванием хвоста в форму обещанного «лассо» на руку. Алексей ухватился руками за козлиные рога, включил покуиста и стал с животным остервенением драть за щеку королеву проклятых. Эта оральное безрассудство заставило демонессу пальцами ног вонзиться в пол и оставить там вмятины своими длинными, уродливыми когтями. Мгновение спустя волосы на лобке начали шевелиться, они поседели быстрее, чем рабочие на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС во время катастрофы. Не совсем сладкая и не совсем любовная игра напоминала инквизиторскую пытку, от которой горячая плоть в виде половых губ начала заворачиваться в трубочку, суккуб стонал как ненормальный, а потом вывернул шею на 180 градусов и кончил, выпуская из глаз два огненных столба прямо в небо.

— Не думал, что суккубы кончают! – я громко констатировал о неопровержимом факте.
— Клин клином вышибает. Стервозной сучке жаркую случку!
— Так можно продолжать вечно, мне нравится, как она метает молнии глазами, только нужно перевернуть отродье, а то гляди так себе и шею свихнет!
— Пожалела овечка волка! – простонала в сладострастии демоническая леди.

На такую наглость ребята ответили мудреным приемом под названием «Двойная пенетрация анального канала, анус на языке и член между сисек». Мой задний проход находился на лице черноволосой фурии, я сжал двумя ветхими титьками кочергу, которой недавно пытался разворошить пламя во много раз эксплуатируемом лоне. Друзья не прекращали насиловать бедного демона, дополняя еблю фистингом сверху, суккубу эта вакханалия начинала надоедать, она себя чувствовала как проститутка, которую бесплатно трахали и еще унижали глумливыми высказываниями. С нами ее план попал в провальную точку, его реализация оказалась невозможной, поэтому лежавшие на плечах длинные шелковые волосы, напоминавшие черный шлейф, стали приобретать красный перцовый окрас. Скоро и кожа раскраснелась, неминуемо приближался оргазм, который мог столбом огня опалить мне задницу, поэтому я соскочил с протестующего создания. Сильные вибрации пошли по комнате, парням тоже пришлось прекратить надругательство над слугой сатаны, которая уткнулась лицом в опилки, жадно хватая ртом воздух вместе с деревянной стружкой. Фигуру леди проглатывала тьма, из которой она возродилась, широкий рот раскрылся для вскрика, прощального свирепого вопля негодования от униженного создания.

Прощальный крик с проклятиями стал отражаться от больших витражных стекол, все мы стояли с голыми перцами и поглаживали головки, предвкушая скорое семяизвержение, вибрация одновременно сокрушила наши тела и мы выстрелили спермой на то самое место, где секунду назад корчился от наслаждения суккуб с его огненным нутром, рогами и хвостом. Наши умелые пальцы терли дубины, из которых продолжала выстреливать конча, оргазмическая волна продлилась несколько дольше, видимо, из-за употребления сукубовской вагинальной смазки в качестве капель для закапывания глаз. Впервые экстаз получился столь пролонгированным и вместе мы повалились обратно на гору древесных опилок, излучая сердцами доброту и любовь к земному существованию. Мое тело, тела Миши и Алексея охватила приятная истома, мы отдыхали после новых ощущений, которые тяжело было сравнивать с прошлыми половыми заслугами, как нам и обещала шестерка дьявола.